Четверг, 20 Сентября 2018, 21:02
Навигация
-> Главная
-> Статьи
-> Форум
-> Категории новостей
-> Файловый архив
-> Архив модов
-> Галерея
-> Видео архив
-> Фильмотека
-> Худ. галерея
-> Библиотека
-> Поиск
-> Каталог ссылок
-> Обратная связь
-> Памяти Беатрисс
 
Сейчас на сайте
-> Гостей: 14

-> Пользователей: 0

-> Всего пользователей: 9
-> Новый пользователь: CLIPER
 
База игр
-> Корсары:
История Пирата


-> Skull & Bones
-> Assassin's Creed 4: Black Flag
-> Корсары
-> Пираты Карибского моря
-> Флибустьеры
-> Возвращение Морской Легенды
-> Пираты Российской Империи
-> Пираты Карибского моря: Новые Горизонты
-> Корсары III
-> Корсары 3: Сундук мертвеца
-> Корсары 3: Ветер Свободы
-> Корсары: Возвращение Легенды
-> Корсары: Город Потерянных Кораблей
-> Корсары 4
-> Приключения Капитана Блада
-> Корсары: Каждому своё!
-> Корсары: Проклятые Судьбой
-> Корсары 3: Тайны Дальних Морей
-> Корсары: Тайны Дальних Морей 2
-> Sid Мeier's Рirаtes
-> Головорезы: Корсары XIX века
-> Ост-Индская компания
-> Хозяева морей. Завоевание Америки
-> Pirates of the Caribbean: Armada of the Damned
-> Пираты Карибского моря. На краю света
-> Черный Корсар
-> Рыцари Морей
-> Тортуга
-> Тортуга 2: Проклятый Клад
-> Порт Рояль 2
-> Тропико 2: Пиратский остров
-> Век Парусников II
-> Пиратия
-> Pirates of the Caribbean Online
-> Пираты Онлайн
-> Корсары-Online
-> Морские разбойники
-> Pirates of Black Cove
-> Vendetta - Curse of Raven's Cry
-> Два мира II: Пираты Летучей крепости
-> Risen 2: Тёмные воды
-> Blood & Gold: Caribbean!
-> World of Warships
-> Затерянный Остров
-> Blackwake
-> The Pirate: Caribbean Hunt

-> Все игры
 
Исторический раздел
-> Знаменитые пираты
-> Исторические материалы
-> История пиратства
-> Тактика морских разбойников
 
О нас
-> Команда сайта
-> Наши банеры
-> Обсуждение сайта
 
Случайный скриншот
 
Реклама
 
Батавия
 
«Батавия»
«Батавия» была одним из самых больших кораблей голландской Ост-индской компании — ближайшими аналогами ее можно считать португальские карраки. В начале 1629 года она вышла из Амстердама, имея на борту шестьсот пассажиров и членов команды, а также важ­ные грузы и крупные суммы денег. Среди пассажиров были чиновни­ки и купцы, их семьи, отряд солдат. Командовал «Батавией» капитан Якобе, но действительным начальником экспедиции был старший фактор и доверенное лицо совета Компании Франциск Пелсерт, ко­торый отвечал за сохранность груза и ценностей на сумму более двух­сот тысяч гульденов. До Явы «Батавия» шла в составе небольшой эс­кадры.
Идея захватить судно возникла, очевидно, и у капитана Якобса и у многих его подчиненных: уж очень соблазнительной была добыча. Капитан, вероятно, не собирался стать после этого профессиональ­ным пиратом, а предполагал перейти на службу к португальцам. Пел­серт подозревал Якобса в опасных замыслах, но прямых улик не имел. Рассчитывать на команду он в такой ситуации не мог, зато в его рас­поряжении было несколько служащих Компании и тридцать солдат, в том числе десять французских наемников. На стороне капитана были второй компанейский фактор и суперкарго Иероним Корнелис, стар­ший боцман и большинство матросов. Часть команды предпочитала до поры до времени держать нейтралитет.
Чтобы было легче претворить в жизнь задуманное, заговорщики решили после выхода в Индийский океан отстать от эскадры и зате­ряться в океане. Пелсерт не скрывал, что не доверяет капитану, и на­стоял на том, чтобы ночная вахта состояла из преданных Компании людей. Но вскоре, после того как корабли обогнули мыс Доброй Надежды, Пелсерт свалился в лихорадке, и капитану удалось осуществить свой план: в тумане «Батавия» оторвалась от эскадры.
Ободренные болезнью Пелсерта, заговорщики отложили перево­рот до того момента, когда фактор умрет. Неизвестно, насколько болезнь Пелсерта была действительной, а насколько — дипломатичес­кой: каждый вечер ему становилось так худо, что он не надеялся пере­жить ночь, но по утрам принимал доклады офицеров, хотя и не поки­дал постели. Так прошли две недели. Вот-вот могли показаться берега Явы, и это побуждало заговорщиков к действию. Но люди Пелсерта были начеку, а часть экипажа, как мы уже говорили, предпочитала со­блюдать нейтралитет. Тогда решено было пойти на провокацию.
На корабле находилась состоятельная голландская дама Корне­лия Лукреция Яне, которая ехала в сопровождении служанки Жанте к своему мужу в Батавию. Капитан Якобе еще в начале путешествия обратил на нее внимание, но дама отвергла его ухаживания; после этого капитан переключил усилия на служанку и быстро добился взаимно­сти. Теперь Иероним Корнелис должен был распустить слух, что Лук­реция Яне ведьма, и подговорить матросов вымазать ее дегтем (капи­тан даже предложил изрезать ей лицо бритвой, но Корнелис его от этого отговорил). Расчет был на то, что Пелсерт вынужден, будет при­нять суровые меры против участников этой операции. Тогда за матро­сов вступятся остальные члены экипажа — между солдатами Пелсер­та и моряками отношения были натянутыми.
Вечером, когда Пелсерт лежал у себя в каюте, матросы во главе со старшим боцманом ворвались в каюту Лукреции (дверь была не заперта — об этом позаботилась Жанте) и вытащили ее на палубу. Надругавшись над Лукрецией, они затем вымазали ее дегтем и грязью. Священник, оказавшийся поблизости, бросился к Пелсерту, который поднялся с постели и вызвал стражу. К тому времени, когда он добрался, поддерживаемый помощниками, до палубы, солдаты уже разогнали матросов, а пассажирки помогли Лукреции вернуться в каюту.
Пелсерт не сомневался, что капитан, несмотря на свое показное возмущение, происшедшим и клятвенные обещания строго наказать виновных, является зачинщиком всей этой истории. В туже ночь Пелсерт пригласил трех верных офицеров на совет. На палубе, требуя утопить ведьму, шумели матросы. Арестовать их значило сыграть на руку капитану, оставить безнаказанными — подорвать дисциплину, придать заговорщикам уверенность.
Пелсерт не успел прийти к какому-либо решению. Той же ночью «Батавия» налетела на рифы у небольшого архипелага, состоящего из скал и голых песчаных островков, в нескольких десятках миль от северного берега Австралии.
Якобе сообщил Пелсерту, что немедленной опасности кораблю нет и что он продержится на плаву, по крайней мере, до утра, однако пассажиров и солдат предложил перевезти на берег. Первую спущенную шлюпку разбило волнами о борт, за места в других шла драка. Наконец спустили благополучно шлюпку, в которую поспешили сойти Пелсерт и его офицеры; вслед за ними на берег отправился капитан. Старшим на тонущем корабле остался Корнелис. Пока матросы, разбив бочонки с вином, пировали, Корнелис поднял люк в полу каюты Пелсерта и спустился в кладовую, где хранились деньги и драгоценности. Там он взломал сундуки, надел на шею массивную золотую цепь, украшенную изумрудами, и позвал матросов. Те в восторге набивали монетами карманы. Это входило в планы Корнелиса. Теперь матросы были связаны круговой порукой, так как совершили одно из самых серьезных преступлений — запустили руку в казну Компании.
Не ведая о том, что творится на борту «Батавии», Пелсерт приказал в поисках воды обследовать остров, на который высадились потерпевшие кораблекрушение. Воды на острове не оказалось. Была послана шлюпка на соседний клочок земли, также оказавшийся безводным. Тогда несколько солдат, сколотив плот, поплыли к большому острову, видневшемуся на горизонте.
Поняв, что расправиться с Пелсертом сейчас нельзя (тот все время находился в окружении верных людей), капитан предложил ему отправиться на поиски воды на боте. План Якобса заключался в том, чтобы убить Пелсерта, как только остров скроется из виду, а самому направиться к Яве. Там он должен был сообщить, что «Батавия» по- гибла, а Пелсерт остался сторожить груз. Следующим шагом было получить корабль для спасения груза и людей и привести к месту ка­тастрофы, где Корнелис должен был все подготовить для его захвата. Потом можно будет забрать ценности и отправиться в плавание.
План был связан с определенным риском, но имел и шансы на ус­пех. Впрочем, Пелсерт, соглашаясь плыть с Якобсом, также надеялся как можно скорее добраться до Явы. Его беспокоила судьба сундуков с деньгами, а поиски воды были только предлогом.
Команду бота подбирали капитан и старший боцман. Пелсерту ко­манда не понравилась, и он под предлогом малочисленности экипа­жа бота взял с собой двух верных офицеров и пятерых солдат. Это не испугало капитана, потому что на боте у него было пятнадцать вер­ных людей. На счастье Пелсерта, по пути им встретился возвращав­шийся с большого острова плот с десятью солдатами. Несмотря на протесты Якобса, Пелсерт приказал солдатам перейти в бот. Так рух­нули планы капитана.
На большом острове воды не нашли, да, видно, и не очень стара­лись найти. Бот тут же пошел на север, к Яве. В пути Якобе и не пы­тался убить Пелсерта. Охрана была надежна, и капитану пришлось смириться. Он даже начал заигрывать с Пелсертом, уверяя его, что не имел злых умыслов.
Путешествие до Явы оказалось очень трудным. Они прошли в от­крытом, переполненном людьми боте более полутора тысяч миль. В двух днях пути от цели бот повстречался с кораблем «Саардам» из эскадры, сопровождавшей «Батавию» до мыса Доброй Надежды.
Прибыв в столицу Нидерландской Индии — Батавию (основан­ную незадолго до этого на месте яванского города Джакарты) Пел­серт тут же направился к генерал-губернатору и доложил ему о слу­чившемся и о своих опасениях. В тот же день были арестованы боц­ман и матросы, виновные в нападении на Лукрецию Яне. Капитана Якобса оставили на свободе, но сообщили ему, что он находится под следствием по подозрению в подготовке мятежа и пиратского захвата корабля. Однако доказать это было пока невозможно, так как против капитана не было улик, а имелись лишь показания Пелсерта. Пелсерт же мог обвинять капитана в заговоре, чтобы оправдать свое бегство. Кстати, Пелсерт получил от генерал-губернатора строгий выговор за то, что не пресек бунт в самом начале, а затем уплыл, оставив команду и пассажиров без начальника.
В команду «Саардама», направленного в спасательную экспеди­цию, включили водолазов для подъема груза и отряд солдат; во главе экспедиции поставили Пелсерта. Через пятьдесят дней «Саардам» подошел к месту катастрофы. На островке, где Пелсерт оставил по­терпевших кораблекрушение, никого не было, однако с «Саардама» увидели столб дыма, поднимающийся над большим островом. Напра­вились туда. Навстречу выскочила лодка, в которой было четыре че­ловека. Двое гребли; двое, раненные, лежали на дне. В одном из греб­цов Пелсерт узнал солдата Хейса; поднявшись на борт корабля, тот сообщил, что на «Саардам» готовится нападение, что власть на остро­вах находилась до последнего дня в руках Корнелиса, но сейчас пере­шла к некоему Лаосу...
Хейс не успел закончить рассказа, как показался большой плот с двумя десятками человек, увешанных драгоценностями и разодетых, словно на маскарад. Плот приблизился к «Саардаму». По знаку Пел­серта Хейс спрятался. Пелсерт сам подошел к борту и спросил у лю­дей на плоту, где все остальные. Ему ответили, что все на дальнем ос­трове, где нашли воду и устроили лагерь. На вопрос с плота, где капи­тан Якобе, Пелсерт ответил, что он остался в Батавии.
Убедившись, что на «Саардаме» готовы к бою, Пелсерт неожиданно для пассажиров плота приказал им сдаться. Те попытались было отойти от борта, но после первого же выстрела из пушки побросали оружие. Их связали, и «Саардам» направился к малому острову, где остальные мятежники ждали, когда их сообщники приведут захваченный ко­рабль. Взяв под стражу и этих, стали искать остальных потерпевших крушение. И велико было изумление Пелсерта и голландцев с «Саар-дама», когда они узнали, что из нескольких сот пассажиров «Бата­вии» — чиновников, купцов, женщин, детей — в живых осталось только сорок.
Из допросов мятежников и бесед с оставшимися в живых солдатами и пассажирами удалось выяснить, что произошло за три с небольшим месяца, миновавших со дня ухода бота.
Первые три недели прошли мирно: в устройстве жилищ, поисках воды и пе¬ревозе с обломков «Батавии» кое-какого добра. Потерпевшие крушение избрали совет, во главе которого встал Иеро-ним Корнелис. Именно он через три недели начал проводить в жизнь план, задуманный им совместно с капитаном Якобсом.
4 июля один из солдат украл бочонок вина и напился пьяным. Кор-нелис потребовал смертной казни для провинившегося. Совет отка­зал, тогда Корнелис разогнал его и собрал новый, из послушных ему людей. Солдата казнили. На следующий день Корнелис отправил на поиски воды плот, а в команду включил десять верных матросов и че­тырех солдат, которым не доверял. Через несколько часов плот воз­вратился, и матросы доложили новому совету, что все четыре солдата, к сожалению, утонули.
Так началось истребление пассажиров «Батавии». Вскоре для это­го была выработана простая процедура. Намеченную жертву отправ­ляли куда-нибудь в сопровождении двух-трех верных людей и одного «нейтрала». Возвратясь, они докладывали, что с их спутником случи­лось несчастье — упал со скалы или утонул в море. Исполнителем при­говора всегда назначали «нейтрала». Если он отказывался, его самого убивали, если соглашался, то становился одним из членов пиратской шайки, ибо кровавая порука связывала крепче денег или клятв.
Как-то в палатку к Корнелису вбежал юнга и сообщил ему, что только что видел, как два матроса убили третьего. Корнелис выслу­шал мальчика и сказал своему помощнику: «Успокой ребенка». Мат­рос вывел юнгу и одним ударом заколол его.
Пока шли первые убийства, Корнелис приказал привести к нему в палатку Лукрецию. Двенадцать дней она отказывалась стать любов­ницей диктатора острова. Тогда Корнелис решил показать ей, что шутить, не намерен. Помощник Корнелиса притащил в его палатку сына одного из солдат и, на глазах у Лукреции перерезав ему горло, объявил ей, что, если она будет упрямиться, ее ждет та же участь. Сам Корнелис в это время ужинал в соседней палатке с отцом и матерью мальчика и поднимал тосты за их здоровье и здоровье их сына. Лукреция сдалась.
Постепенно пираты перестали таиться. Однажды Корнелис при­гласил на ужин священника и его старшую дочь, приглянувшуюся одному из матросов. В это время несколько человек вошли в палатку, где оставалась жена священника и три его младшие дочери, и всех за­душили. Когда пираты вернулись и доложили, что приказание испол­нено, Корнелис велел священнику отправляться домой, а старшую дочь тут же передал матросу.
С каждым днем на острове оставалось все меньше людей. Здесь действовал таинственный закон страха, который через сотни лет зас­тавлял людей послушно собираться в гетто и верить в то, что именно их помилуют; закон страха, который позволял подлецам всех времен безнаказанно истреблять свои жертвы, даже если последних было на- много больше, чем преступников. Люди старались убедить себя, что жертвы пиратов в самом деле тонут или падают со скал, а если кого-то казнят, значит, этот человек заслуживает смерти. Безнаказанность де­лала Корнелиса и его помощников все более наглыми. Они уже вери­ли в то, что никто не посмеет объединиться против них, и изобретали казни одна страшнее другой, чтобы окончательно запугать и без того покорных пассажиров. Однако случилось непредвиденное: эскалация убийств натолкнулась на сопротивление. И это было началом конца пиратского ада. Несколько десятков человек, решивших не сдаваться бандитам, смогли выстоять.
Солдат Хейс, впоследствии добравшийся на шлюпке до «Саар-дама», в разгар террора был на большом острове, где с несколькими товарищами искал воду, в которой всегда ощущался недостаток. Он уже собирался вернуться обратно, когда ночью через пролив переплыл юнга и рассказал солдатам, что чудом спасся от Корнелиса, который всех убивает. Оружия у Хейса и его друзей почти не было, но на острове с каждым днем собиралось все больше людей. Все, в ком еще теплилось человеческое достоинство или хотя бы воля к жизни, преодолевали пролив на плотиках, на бревнах, а то и просто вплавь и присоединялись к Хейсу и его товарищам. Вскоре этих людей стало более тридцати.
Наступил день, когда на острове, где правил Корнелис, остались только пираты и несколько женщин, да еще священник, во всем покорный пиратам, умоляющий лишь об одном — чтобы не убивали его последнюю дочь. В это время Корнелис Узнал, что на маленьком островке по соседству нашли убежище десятка Два женщин и юнг. В тот же день пираты снарядили туда карательную экспедицию и перерезали всех обитателей островка. Один из участников этой расправы впослед­ствии рассказал, что среди жертв была беременная женщина. Увидев ее, помощник Корнелиса отвел ее в сторону и сказал: «А ведь тебе, ми­лая, тоже придется умереть». Женщина бросилась ему в ноги, умоляла не губить еще не родившегося ребенка. Пират вонзил ей в грудь кин­жал.
Обшарив весь остров, пираты нашли трех юнг, спрятавшихся в ку­стах. Их взяли с собой и придумали такую казнь: тот из них, кто выки­нет за борт товарищей, останется в живых. Один юнга оказался силь­нее своих товарищей, и ему сохранили жизнь.
Наконец пираты заметили, что над большим островом поднима­ется столб дыма, и поняли, что там тоже скрываются беженцы. Корнелис предполагал, что среди них есть мужчины, и потому решил при­бегнуть к хитрости. Он высадился на берег в сопровождении телохра­нителей и предложил спустившимся с холма Хейсу и его товарищу перейти на сторону пиратов, обещая сохранить им жизнь. Хейс отка­зался. Тогда Корнелис приказал своему телохранителю застрелить Хейса. Но тот не успел вскинуть мушкет, как из-за скалы вышло более двадцати мужчин. Корнелис испугался, так как не ожидал встретить здесь столько людей, способных дать отпор. Он стал отступать к воде, уверяя, что пошутил. Но ему не поверили. Солдаты набросились на телохранителей и перебили их, самого Корнелиса связали и увели с собой. Остальные пираты, наблюдавшие за событиями с плота, не пришли на помощь своему вождю, а поспешили обратно к своему ос­трову, избрали «императором» матроса Лооса и, вооружившись, нача­ли готовить штурм большого острова.
Судьба почти безоружных защитников острова была предрешена. Пираты медленно оттесняли их в холмы, но тут Хейс увидел паруса «Саардама» и успел отплыть на лодке ему навстречу.
Несколько дней водолазы доставали с «Батавии» сундуки с цен­ностями, которые не успели захватить мятежники. Одновременно с  этим шел суд над пиратами. Большинство из них быстро во всем со­знались, только Корнелис вел себя на допросах упрямо и лишь под  пытками давал показания. Пелсерту важнее всего было добиться, что бы Корнелис назвал вдохновителем заговора капитана Якобса, и эти показания он в конце концов получил.
Корнелиса и еще семерых пиратов повесили. Двоих высадили без пищи и воды на берегу Австралии, и они стали, таким образом, пер­выми европейскими колонистами на материке и положили начало тра­диции посылать туда преступников. Остальных пиратов приговорили различным наказаниям: протаскивали под килем, пороли плетьми, и оставили в живых, потому что Голландии были нужны матросы и солдаты. Правда, по возвращении в Батавию генерал-губернатор пе­ресмотрел приговор, и еще нескольких пиратов повесили уже там. Причем юнги, как несовершеннолетние, должны были тянуть жре­бий, кому умереть на виселице, а кому получить двести плетей, что тоже было равносильно смерти.
Хейс был произведен в прапорщики, остальные защитники боль­шого острова получили не в зачет двухмесячное жалованье. Лукреция Яне, муж которой, не дождавшись ее прибытия, скончался от болез­ней, вскоре вышла замуж снова. Капитан Якобе был заключен в тюрь­му; дальнейшая его судьба неизвестна. Пелсерт, так и не вернувший себе расположения Компании, погиб через год в одном из походов. Деньги и грузы, поднятые с «Батавии», пошли на закупку пряностей и ведение войн.
Правда, деньги были подняты не все. Из двенадцати сундуков два остались на дне. Один из них разбился во время катастрофы, и часть серебряных монет попала в руки матросов. Второй сундук остался цел, но водолазам с «Саардама» поднять его не удалось — он лежал, при­давленный якорем и пушкой. Так как в сундуке оставалось больше двадцати тысяч монет, правительство Батавии не желало примирить­ся с потерей. В 1644 году Тасману, отплывшему исследовать Австра­лию, было приказано этот сундук поднять. Тасман сундука не нашел.
Прошло больше трехсот лет, прежде чем была предпринята следу­ющая попытка. В 1963 году краболовы случайно нашли на рифах у од­ного из прибрежных островов бронзовую пушку с «Батавии». Так уда­лось вновь отыскать место гибели корабля. Экспедиция, работавшая там следующим летом, отыскала множество предметов с корабля, в том числе больше ста серебряных немецких талеров начала XVII века. Исследователи полагают, что это монеты из разбитого сундука. Це­лый же сундук, погребенный в песке, возможно, дожидается более удачливых охотников за кладами.

***********************************
И. Можейко, "Пираты, корсары, рейдеры"
Последние сообщения на форуме
 
Тема
Автор
Дата
Просмотров
Ответов
Ассоциации 20.09.18, 21:56
4051262
55559
Игра - Две буквы 20.09.18, 21:54
106107
2534
ИдИоТоГеНеРаТоР 20.09.18, 21:53
252492
4600
Таверна «Flood-Harbour» 20.09.18, 21:26
85418
1453
И в шутку, и всерьёз... (игра) 20.09.18, 20:37
11661
351
Пиратский Маскарад - 2018 20.09.18, 19:56
1013
29
К:КС-Корабли и корабельные орудия 20.09.18, 17:42
1621643
3194
День Пирата - 2018 20.09.18, 17:35
529
26
Чемпионат Футбольных Прогнозов 20.09.18, 15:40
785546
6447
Вопросы по игре "Корсары: Каждому свое!" 20.09.18, 15:34
12411466
20070
Реклама
 
Наши Проекты
Форум
Пустошь Мутантов
История Пирата
Новые Горизонты [RUS]
В Контакте



 
Последние статьи
-> Арсений Рагунштейн «...
-> Тимур Дмитричев «В п...
-> Виктор Губарев Флибу...
-> Общий обзор цикла Па...
-> Патрик О'Брайан «Кап...
 
Файловый архив

Новые загрузки

-> Модификация "Ne...
-> Ресурсы городов
-> Мод-пак "Корсар...
-> Мод-пак "Корсар...
-> Корсары: Город ...

ТОП 5 загрузок

-> Мод-пак "Корсар... [162540]
-> Патч к игре Кор... [122327]
-> Корсары: Город ... [100225]
-> Патч к игре Кор... [91579]
-> Адд-он Возвраще... [80158]
 
Коллекция аватар
-> Пираты
-> Джек Воробей и К
-> Парусники
-> Морские пейзажи
 
Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
<< < > >>