Пятница, 18 Августа 2017, 09:49
Навигация
-> Главная
-> Статьи
-> Форум
-> Категории новостей
-> Файловый архив
-> Архив модов
-> Галерея
-> Видео архив
-> Фильмотека
-> Худ. галерея
-> Библиотека
-> Поиск
-> Каталог ссылок
-> Обратная связь
-> Памяти Беатрисс
 
Сейчас на сайте
-> Гостей: 19

-> Пользователей: 0

-> Всего пользователей: 9
-> Новый пользователь: Скайуокер
 
База игр
-> Корсары:
История Пирата


-> Skull & Bones
-> Assassin's Creed 4: Black Flag
-> Корсары
-> Пираты Карибского моря
-> Флибустьеры
-> Возвращение Морской Легенды
-> Пираты Российской Империи
-> Пираты Карибского моря: Новые Горизонты
-> Корсары III
-> Корсары 3: Сундук мертвеца
-> Корсары 3: Ветер Свободы
-> Корсары: Возвращение Легенды
-> Корсары: Город Потерянных Кораблей
-> Корсары 4
-> Приключения Капитана Блада
-> Корсары: Каждому своё!
-> Корсары: Проклятые Судьбой
-> Корсары 3: Тайны Дальних Морей
-> Корсары: Тайны Дальних Морей 2
-> Sid Мeier's Рirаtes
-> Головорезы: Корсары XIX века
-> Ост-Индская компания
-> Хозяева морей. Завоевание Америки
-> Pirates of the Caribbean: Armada of the Damned
-> Пираты Карибского моря. На краю света
-> Черный Корсар
-> Рыцари Морей
-> Тортуга
-> Тортуга 2: Проклятый Клад
-> Порт Рояль 2
-> Тропико 2: Пиратский остров
-> Век Парусников II
-> Пиратия
-> Pirates of the Caribbean Online
-> Пираты Онлайн
-> Корсары-Online
-> Морские разбойники
-> Pirates of Black Cove
-> Raven's Cry
-> Два мира II: Пираты Летучей крепости
-> Risen 2: Тёмные воды
-> Blood & Gold: Caribbean!
-> World of Warships
-> Затерянный Остров

-> Все игры
 
Исторический раздел
-> Знаменитые пираты
-> Исторические материалы
-> История пиратства
-> Тактика морских разбойников
 
О нас
-> Команда сайта
-> Наши банеры
-> Обсуждение сайта
 
Случайный скриншот
Conquer Online: Invasion of Pirates
Conquer Online: Invasion of Pirates
Другие игры
 
Реклама
 
Как Кортес завоевал страну ацтеков
 
Зенон Косидовский
Как Кортес завоевал страну ацтеков



   Эрнандо Кортес, сын обедневшего испанского дворянина из Эстремадуры, смолоду был повесой и ловеласом, каких мало. Пьянками в компании таких же бездельников, скандалами и тайными амурными делами он, в конце концов, так разозлил добропорядочных мещан, что ему пришлось, спасаясь от гнева городских блюстителей порядка, улепётывать во все лопатки. В то время молодой испанский дворянин, попавший в немилость, имел возможность пуститься в богатые приключениями странствия. Ведь это был 1504 год; после первой экспедиции Колумба не прошло и 12 лет. О золотых сокровищах Антильских островов ходили такие легенды, что от них могла закружиться голова не только у отчаянного Кортеса, но и у самого старого и почтеннейшего жителя Иберийского полуострова.

   Кортес отправился в морское путешествие и высадился на острове Санто-Доминго. В 1511 году он вместе с Веласкесом двинулся завоевывать Кубу, где прославился не только как бойкий рассказчик пикантных историй, но и как жестокий колонизатор, подавлявший малейшую попытку к сопротивлению островитян-индейцев.
   Захватив остров, Веласкес стал его губернатором, а Кортес получил в собственность немало земель и золотые копи. Вскоре он сколотил себе солидное состояние «бог знает, ценой скольких жизней индейцев», как писал Бартоломе де Лас-Касас, испанский летописец XVI века.
   Женившись, Кортес, возможно, дожил бы до конца своих дней, спокойно пожиная плоды труда рабов-индейцев, если бы не известие о новых открытиях, которое с быстротой молнии облетело остров.
   В 1518 года Хуан де Грихальва исследовал северный и западный берега Юкатана. От местных племен индейцев он узнал, что в глубине материка есть могущественная, многолюдная и богатая золотом страна ацтеков. Губернатор Веласкес решил послать в эти места военную экспедицию, и Кортес путем закулисных интриг, пообещав взять на себя часть расходов, в конце концов добился того, что стал во главе отряда.

   На Кубе, в портовом городке Сант-Яго, новоиспечённый адмирал армады снарядил шесть кораблей и завербовал три сотни солдат. Однако Веласкес пожалел о своем решении и отменил назначение. Зная строптивый и отчаянный характер Кортеса, губернатор вскочил на коня и помчался в порт, чтобы лично сместить его с поста командующего экспедицией.
   Но в момент его прибытия Кортес поспешно поднял парус и вышел в море, хотя экспедиция еще не была готова к путешествию: не хватало кораблей, солдат и, самое главное, – провианта.
   Порвав с представителем власти, Кортес стал пиратствовать, чтобы обеспечить себя всем необходимым.
   В порту Макака на Кубе он конфисковал все запасы продовольствия, опустошив даже королевские фольварки. В Тринидаде Кортес захватил торговый корабль с грузом, который только что прибыл из Испании. За эти проделки губернатор города хотел арестовать его, как обычного грабителя, но отчаянный адмирал направил на город пушки и пригрозил, что не оставит там камня на камне. Испуганный сановник убрался восвояси и уже больше не спорил с опасным авантюристом.
   В другом порту Кубы – Капе Сан-Антонио – армада, наконец, закончила последние приготовления и в феврале 1519 года вышла в открытое море, взяв курс на Юкатан. Она состояла из 11 кораблей, на которых было 110 матросов, 566 солдат и 200 индейцев-носильщиков. Главной силой этой малой армии являлась кавалерия из 11 лошадей, но, прежде всего – артиллерия, насчитывающая 10 тяжелых пушек и 4 легких бронзовых орудия. На вооружении пехоты были луки, пики, рапиры, 32 арбалета и 13 аркебуз.

   Флотилия бросила якорь в устье реки Табаско на Юкатане, так как ее русло оказалось слишком мелким для кораблей. Кортес с частью экипажа двинулся на лодках; в верховья реки, чтобы посетить столицу табасков. Грихальва рассказывал, что это индейское племя приняло его весьма дружелюбно.
   Но Кортеса ждал неприятный сюрприз: с берегов реки, где в чаще манговых деревьев и лиан притаились сотни челнов с индейцами, посыпались стрелы и камни. Вскоре шлюпки испанцев столкнулись с индейскими пирогами; воины прыгали в воду, не прекращая ожесточенной схватки.
   Через некоторое время испанцам удалось выбраться на берег, откуда они начали стрелять из аркебуз. Грохот неизвестного оружия произвел на индейцев ошеломляющее впечатление. Они бросились врассыпную, и Кортес быстро занял их столицу.
   Назавтра табаски собрали всю армию – несколько десятков тысяч воинов. Со страшными криками и свистом индейцы пошли в атаку; даже огонь из пастей пушек не мог сдержать нападающих, хотя земля была густо усеяна их трупами. В последний момент в тыл им ударила испанская кавалерия. Индейцы никогда в жизни не видели лошадей, поэтому при виде чудовищ, которые ржали и фыркали, они бросили оружие и разбежались в разные стороны.
   Двух вождей, взятых в плен, Кортес послал к королю табасков, предлагая заключить мир. Вскоре явился сам король с многочисленной свитой. Он принес щедрые дары из золота, а также привел 20 индейских невольниц, среди которых находилась красавица Малинтсин – испанцы называли ее Мариной – будущая переводчица, любовница и помощница Кортеса в покорении своих соплеменников.

   Заключив мир с табасками, конкистадоры снова сели на корабли и 21 апреля 1519 года разбили лагерь в том месте, где ныне лежит город Вера-Крус. Их окружали болотистые джунгли без конца и края, которые выделяли ядовитые испарения. К счастью, местные индейцы оказались более приветливыми и расторопными, чем табаски. Они моментально соорудили вокруг лагеря 1000 шалашей и побеспокоились о том, чтобы накормить гостей фруктами, овощами и жареной домашней птицей.
   Вождь индейцев Техатлиле преподнес испанцам щедрые дары: хлопчатобумажные ткани, плащи, искусно расшитые перьями экзотических птиц, а также корзины, наполненные золотыми украшениями. Кортес попросил Техатлиле послать гонца к Монтесуме, властелину ацтеков, чтобы оповестить о прибытии испанцев, которые желают посетить его столицу.
   Семь дней ждали конкистадоры ответа. Их окружала буйная тропическая растительность, насыщенная удушливыми запахами и влагой: манговые и раскидистые красные деревья, пальмы, высокий тростник и травы, извивающиеся, как змеи, лианы, усыпанные экзотическими цветами. В этих густых зарослях порхали колибри, переливаясь всеми цветами радуги, огромные бабочки и птицы с ярким оперением.

   Тем временем во дворце Монтесумы шли непрерывные совещания. Столицу ацтеков Теночтитлан, которую позднее назвали Мехико, охватило чувство страха и неуверенности. Властелин и придворные сановники никак не могли отважиться на какой-либо решительный шаг.
   Почему же многочисленный народ воинов так испугался горстки пришельцев из-за моря? Виновником был бог ацтеков Кецалькоатль.
   Ацтеки представляли его себе белым человеком с волнистой бородой, хотя сами растительности на лице не имели. Легенда утверждала, что белый бог прибыл из «страны, где восходит солнце» на крылатом корабле (сами ацтеки парусов не знали) и сошел на землю как раз в том месте, где разбил свой лагерь Кортес. Белый бог научил индейцев ремеслам, добрым обычаям, дал им мудрые законы и религию, а также основал страну, где выращивали хлопок различных цветов и кукуруза давала початки больше человеческого роста.
Исполнив свою миссию, белый бог возвратился туда, откуда прибыл. О его исчезновении у индейцев существовало несколько преданий. Одно из них повествовало, что Кецалькоатль пал на колени перед шумящим Атлантическим океаном, горько заплакал и бросился в пылающий костер. Его пепел поднялся в воздух и превратился в стаю птиц, а сердце повисло в небе, как утренняя звезда.
   По другому преданию, бог ночи, стремясь хитростью изгнать белого бога из Мексики, преподнес ему чашу, якобы полненную эликсиром бессмертия. И действительно, напиток пробудил в боге такую непреодолимую тоску по родине, что он поплыл на крылатом корабле в сторону восходящего солнца.
   Но о главном все легенды повествовали одинаково: бородатый бог предсказал появление белых завоевателей из-за моря, которые покорят все индейские племена и низвергнут богов, заменив их иноземным богом. Под впечатлением этого предания ацтеки легко поверили, что исполняется давнее пророчество.    Белые пришельцы казались им существами из иного мира. Они владели громами и молниями и обуздали каких-то четвероногих чудовищ, а табасков, несмотря на их громадный численный перевес, разгромили, словно с помощью удивительных чар.
   Сохранились письменные источники, из которых неопровержимо следует, что вера в приход белого бога являлась одной из причин завоевания ацтеков и перуанских инков. Эта вера лишала их воли к борьбе и повергла в уныние военный совет, возглавляемый Монтесумой. Вместо того чтобы объединить все свои силы и одним ударом покончить с горсткой наглых завоевателей, властелин ацтеков решил вести переговоры. Направленное им посольство должно было щедрыми дарами задобрить грозных иноземцев, наглядно показать им богатство и могущество ацтеков и, припугнув их этим, передать запрещение приближаться к столице.

   Посольство состояло из нескольких сановников; за ними следом шло 100 рабов, нагруженных дарами. Послы были облачены в ниспадающие, богато вышитые одежды, на их головах возвышались пестрые султаны из перьев попугаев. Руки, ноги, шея и уши каждого были сплошь увешаны украшениями из золота.
   Кортеса они приветствовали поклонами, касаясь пальцами по очереди то земли, то своих висков. Рабы разожгли благовония из экзотических растений и разложили на матах дары Монтесумы: щиты, шлемы, оружие, ожерелья и браслеты – все из чистого золота, султаны, жемчуг и драгоценные камни в огромном, ошеломляющем количестве, золотые и серебряные статуэтки изумительной работы, искусно вышитые хлопчатобумажные одеяния, тонкие, как шелк, но самое главное – две золотые плиты, круглые и большие, как мельничные жернова, покрытые богатыми рельефными изображениями растений и животных.
   Дары превзошли самые смелые ожидания конкистадоров и, вместо того чтобы вселить в них робость, как предполагал Монтесума, разожгли в них необузданную алчность. Кортес вежливо, но решительно отклонил требования Монтесумы, заявив, что он прибыл сюда как посол испанского императора и не может не выполнить поручение своего повелителя.

   На следующий день, на рассвете, испанцы заметили, что индейцы, которые обычно готовили им пищу, исчезли. Угрюмая тишина не предвещала ничего хорошего и свидетельствовала о том, что требованиями Монтесумы нельзя пренебрегать. Ведь это по его приказу они оказались на безлюдье, покинутые туземцами и обреченные на голодную смерть в убийственном климате малярийных джунглей.
   Кортес стоял перед трудной проблемой. Вернуться на Кубу, как этого все настойчивее требовали солдаты? Но там его ожидала виселица. С другой стороны, забираться в глубь страны с многомиллионным населением вопреки воле ее властелина было бы явным безумием.
   Когда положение стало совершенно безвыходным и Кортес, уступая требованиям своей армии, уже хотел вернуться на корабли, неожиданно под треск барабанов и писк дудок появилось большое посольство. Эти индейцы говорили совсем на другом языке и только двое знали язык ацтеков. Они сказали, что являются послами короля тотонаков, столица которого – Семпоала – находится на севере Мексиканского залива.
   Покоренные могущественными ацтеками, тотонаки вынуждены были терпеть их гнет, но не теряли надежды, что обретут утраченную независимость. Их король, прослышав об удивительной победе заморских иноземцев над воинственными табасками, приглашал их к себе и предлагал союз против общего врага. Кортес обеими руками ухватился за эту возможность и быстро повел войско в Семпоалу, убежденный, что государство ацтеков, которое – как это выяснилось – представляло собой конгломерат покорённых и всегда готовых восстать племен, можно будёт легко завоевать.

   Семпоала насчитывала около 30 тысяч жителей. Город был живописно расположен среди холмов, садов и кукурузных полей. Побеленные хижины сияли на солнце, словно серебряные. На центральной площади поднималась к небу белая пирамида с террасами, а на ее вершине виднелся деревянный храм.
   Жители встретили испанцев гирляндами цветов, а король, высокий, плотный индеец в парадном облачении, принял их очень милостиво, одарив драгоценными украшениями и красивыми тканями. Он не только пообещал дать испанцам подкрепление в количестве 100 тысяч воинов, но и сообщил им о других врагах ацтеков – тласкаланцах, на помощь которых также можно было рассчитывать.
   Ситуация складывалась весьма благоприятно для Кортеса, но солдаты волновались. Большая группа недовольных устроила заговор, готовясь захватить корабли и возвратиться на Кубу. Кортес пронюхал об этом, зачинщиков приговорил к смерти, а сам решился на невероятно отважный шаг. Он приказал «сжечь за собой и своим войском мосты»: велел разобрать корабли, их деревянные корпуса предать огню, а железные части, такелаж и паруса спрятать.

   Основав на месте высадки укрепленный лагерь и назвав его Вилья-Рика де Вера-Крус, т.е. «Богатый город истинного креста», Кортес начал поход в глубь континента, захватив с собой 1500 воинов-тотонаков. Так как особенностью индейской цивилизации было то, что она не знала колеса и вьючных животных, багаж и пушки несли тысячи индейцев-носильщиков. Этот поход начался 16 августа 1519 года.
   Вначале шли по низинным тропическим джунглям, среди кустов ванили и какао, где порхали попугаи, колибри и разноцветные бабочки. Но уже через несколько дней пришлось подниматься по склонам плоскогорья, затем появились первые дубы –. предвестники нагорного пояса умеренного климата. Перед глазами пришельцев предстали уходящие высоко в небо горные цепи. Справа простирался поросший лесом мощный горный массив Сьерра-Мадре, на юге сиял своей снежной вершиной одинокий гигант Анд – вулкан Орисава, почитаемый туземцами как божество.
   Индейцы, которые встречались по пути, приветствовали армию Кортеса очень дружелюбно. В долинах и на плоскогорьях конкистадоры увидели людные городки с непременной пирамидой, мирные селения, поля золотистой кукурузы, алоэ и кактусов. Это был край, который буйно расцветал под живительными лучами горного солнца.
   Спустя еще несколько дней тропа привела их в страну грозных вершин и ущелий. Солдаты и носильщики взбирались вверх, стараясь не смотреть вниз, где на дне глубоких оврагов бесновались кипящие потоки. Дожди и ледяные ветры, град и снег страшно измотали испанцев и особенно индейцев, одетых совсем легко.

   По совету тотонаков, Кортес направился в страну тласкаланцев. Эти извечные враги ацтеков непрестанно боролись с ними за свою независимость, поэтому Кортес рассчитывал на их вооруженную помощь. Однако его встретила неприятная неожиданность. Как только конкистадоры оказались в пределах их границ, небольшой отряд воинов напал на испанцев с такой яростью, перед которой побледнело неистовство табасков. Мужество новых врагов, их презрение к смерти сильно встревожили Кортеса. Но больше всего его удивило то, что тласкаланцы не испытывали никакого страха к лошадям. Хотя индейцы видели их впервые в жизни, они смело бросались на наездников, стаскивали их с седел и даже убили двух скакунов своеобразным оружием – деревянными палицами с острыми, как бритва, шипами из вулканического стекла, так называемого обсидиана. И неизвестно, чем кончилось бы это столкновение, если бы выстрелы из аркебуз и пушек не остановили нападающих.
   На другой день утром, преследуя этот отряд индейцев, конкистадоры попали в какое-то ущелье. Их поразило небывалое зрелище – перед ними, куда ни глянь, стояли тласкаланцы. Среди воинов, разрисованных бело-желтыми полосами, выделялись вожди. Золотые или серебряные шлемы и оружие, развевающиеся пестрые султаны, но, прежде всего переливающиеся всеми цветами радуги плащи из перьев – все это варварское великолепие делало их похожими на надменных экзотических птиц. Над армией колыхался лес пик, а также регалии отдельных отрядов – изображения зверей. Впереди стоял индеец огромного роста и держал на древке эмблему государства тласкаланцев золотого орла, усыпанного жемчугом и сапфирами.

   Кортес сразу понял, насколько примитивной и наивной была тактика тласкаланцев. Сбившись в ущелье, армия, естественно, не могла развернуться и, как следует, использовать свое численное превосходство, поэтому он сомкнутой колонной ворвался в самую середину вражеского войска. Тактика оказалась правильной; хаос битвы, правда, поглотил испанцев, как бушующее море, но индейские воины в страшной тесноте оказались почти беспомощными.
   Закованные в железо, испанцы медленно прорубались сквозь толпу воинов, пока не выбрались на открытое место по другую сторону ущелья, откуда они начали крушить врагов частыми залпами. Тласкаланцы, понеся серьезные потери, покинули поле боя.

   На третий день путь испанцам преградила еще более многочисленная армия. Кортес окопался на пригорке и решил применить оборонительную тактику. Индейцы стремительно бросились в атаку, но и на этот раз шли беспорядочной толпой без какого-либо стратегического плана. Их стрелы из луков и камни из пращей попадали в редуты или скользили по шлемам и кирасам испанцев. Часто падали только воины союзников – тотонаков.
   Но вот загрохотали пушки и аркебузы. Тласкаланцы валились как снопы, а когда остальное войско, напуганное потерями, стало отступать, на них вихрем налетел кавалерийский отряд, рубя и топча бегущих в панике воинов.
   Целый день и всю следующую ночь индейцы с беспримерным мужеством возобновляли атаки, но каждый раз откатывались назад. Решающую роль тут сыграли более продуманная тактика, дисциплинированность испанцев и неизвестное индейцам огнестрельное оружие. Вскоре среди индейских вождей начались разногласия, некоторые из них, обескураженные неудачей, собрали свои отряды и покинули поле боя.

   Когда Кортес предложил заключить мир, тласкаланцы охотно согласились; более того, они пригласили испанцев в свою столицу. И вот – о диво! – их враждебность ни с того, ни с сего сменилась импульсивной дружбой. Жители города вышли встретить недавних врагов с охапками цветов, на шеи коней и солдат вешали гирлянды, а жрецы в белых туниках окуривали их благовониями. В городе слышались громкие крики, музыка, пение и треск барабанов. Над узкими улицами колыхались фестоны, сплетенные из неведомых испанцам цветов. Старый король Шикотенкатль обнял Кортеса и пригласил пришельцев на пиршество.
   Город окружало кольцо могучих гор, покрытых вечными снегами. Улицы были узкие и крутые. Дома, построенные из известняка, не имели ни окон, ни дверей. Вход закрывали узорные ткани, обвешанные звоночками, серебристые переливы которых разносились по всему городу. Туземная аристократия и придворные сановники жили во дворцах из тесаного камня. В центре города возвышалась пирамида с храмом бога войны, которому тласкаланцы ежедневно приносили человеческие жертвы – преимущественно военных пленников.
   Полвека они воевали с ацтеками, защищаясь от их хищной агрессивности. Терпя поражение за поражением, ацтеки, наконец, применили против них тактику экономической блокады и отрезали даже подвоз соли. Тласкаланцы до такой степени от нее отвыкли, что уже в период испанского владычества ещё несколько поколений этих индейцев не солило пищу.

   Весть о поражении тласкаланцев, а еще больше об их грозном союзе с иноземцами привела Монтесуму в ужас и совершенно лишила короля отваги. Ему пришла в голову нелепая мысль: ценой огромного количества золота склонить конкистадоров к тому, чтобы они разорвали союз и прекратили поход на Теночтитлан. Встретив отказ, он попросил испанцев направиться в город Чолулу, где приготовил им квартиры.
   В городе Чолуле, религиозной столице ацтеков, находился храм уже известного нам бога Кецалькоатля, являвшийся местом паломничества всех индейцев Мексики. Испанцы отмечали, что город был прекраснее Флоренции и это в какой-то степени подтверждают руины, сохранившиеся там до наших дней. Громадная пирамида, на которой стоял храм, и ныне вызывает изумление. Ёе основание намного больше основания пирамиды Хеопса, хотя само сооружение было несколько ниже.
   Город живо напоминал Мекку, Иерусалим или средневековый Рим. С утра до вечера по его улочкам лились нескончаемые потоки странников и нищих, жрецов и монахинь. Над городом возносилось к небу 400 храмовых башен, на вершинах которых пылал вечный огонь. С пением и кадилами ежедневно по городу двигались процессии. Испанцы вместе с тотонаками и тласкаланцами расположились во дворе одного из храмов.

   Однажды Марина узнала от жены городского сановника, что против пришельцев по приказу Монтесумы готовится заговор. Кортес решил ударить первым и составил дерзкий план истребления аристократии Чолулы, чтобы таким образом лишить город его вождей. Он пригласил к себе всех сановников под предлогом сообщения им важных известий. Как только они собрались во дворе, вооруженные испанцы неожиданно напали на них, и началась резня. Крики ужаса вырвались из грудей безоружных индейцев. Охваченные отчаянием, одни бросались с голыми руками на конкистадоров, другие бегали по двору, пытаясь найти выход из страшной ловушки. Но ни одному из них не удалось избежать смерти. Испанцы, измазанные кровью и задыхающиеся, как шакалы, бросились на трупы, сдирая с них драгоценности и одежду.
   Вопли несчастных подняли на ноги весь город. Огромная толпа окружила двор и пыталась прорваться внутрь. Испанцы ответили залпами из пушек и аркебуз. При виде трупов толпа обратилась в бегство. Тогда из ворот вырвалась конница, лавиной двинулись конкистадоры и их союзники – индейцы. Они рубили направо и налево. Целый день испанцы грабили дома и храмы, сжигая то, чего не могли унести, и возвращались в свои квартиры, нагруженные добычей. К вечеру от цветущего города остались только руины.

   Через две недели после этих событий конкистадоры двинулись дальше. Теперь дорога лежала через перевал горного хребта, окружающего долину Мексики. С каждым шагом воздух делался все более разреженным – становилось трудно дышать. Ледяной ветер пронизывал до мозга костей. По бокам высились горы североамериканского континента – вулканы Попокатепетль и Ихтаксигуатль. Поднявшись на перевал, испанцы не поверили собственным глазам. Из грудей вырвались возгласы восхищения: «Вот она земля обетованная!». Долина Мексики, названная индейцами страной Анагуак, производила неизгладимое впечатление. В кристально чистом воздухе, пронизанном яркими лучами солнца, виднелась, как на ладони, цветная мозаика небольших полей, садов, лесов и ярко-голубых озер. Посредине самого большого озера, словно на полированной глади хрустального зеркала, в тени бесчисленных пирамид лежала белоснежная столица ацтеков – Теночтитлан – «Венеция Запада», как сразу же назвали ее конкистадоры.
   8 ноября 1519 года армия испанцев и их союзников направилась к городу.
   Озеро Тескоко перерезала ровная, как стрела плотина, построенная из камней и песка. С обеих ее сторон плыли бесчисленные пироги, нагруженные всевозможными товарами. В конце плотины, окруженный сановниками в парадных одеяниях их ожидал, сидя в золоченом паланкине, сам Монтесума. Это был мужчина около 40 лет, высокого роста, с лицом хищной птицы. На его голове развевался огромный головной убор из пурпурно-зеленых перьев, усыпанный жемчугом и бирюзой. Плащ Монтесумы представлял собой настоящее чудо ремесленного искусства: тысячи перьев всех цветов радуги сливались в ослепительно богатый орнамент. Весь царский наряд блистал золотом и драгоценными камнями. Даже подошвы его башмаков были сделаны из золота.
   Монтесума приветствовал Кортеса с изысканной учтивостью и подарил ему нитку шлифованного хрусталя, который ценился у ацтеков дороже золота. Потом он повел испанцев в город. Войско развернуло знамена и под звуки труб и грохот барабанов вступило в предместье. Толпы индейцев, собравшиеся на улицах и плоских крышах домов, смотрели на иноземцев с любопытством и беспокойством.

   Наконец колонна остановилась на главной площади города. С одной стороны им бросилась в глаза огромная пирамида; рядом с ней гордо возвышался обширный комплекс дворцов Монтесумы, построенный из тесаного камня. На противоположной стороне находилась большая резиденция отца нынешнего властелина, окруженная мощной крепостной стеной. Монтесума ждал гостей во дворе, чтобы лично разместить их по квартирам.
   На другой день Кортес в сопровождении самого короля посетил со своими офицерами пирамиду. Сооружение было возведено в центре просторной площади, замкнутой оборонительной стеной с башенками и бойницами. Здесь на случай народного бунта всегда находились военные отряды карателей.
   Пирамида состояла из пяти ярусов с террасами. На вершину, где виднелись два храма, похожие на деревянные башни, вели очень крутые лестницы, насчитывавшие 340 ступеней. На головокружительно высокой вершине пирамиды Монтесума взял Кортеса под руку и пояснил ему детали открывавшейся оттуда панорамы. В столице ацтеков насчитывалось 300 тысяч жителей – она являлась в то время одним из крупнейших городов мира. (Лондон имел тогда 200 тысяч жителей). Вдоль берега озера раскинулись другие города, поменьше, среди которых выделялся величиной Тескоко. Все эти города были теснейшими узами связаны между собой, так что по сути дела население Теночтитлана достигало 3 миллионов жителей.
   Вот как выглядел город с высоты птичьего полета: Теночтитлан лежал в центре озера на овальном острове, соединенном с материком тремя плотинами, пересекаемыми каналами, с переброшенными через них разводными мостами. Кроме того, через озеро к городу тянулся большой акведук с терракотовыми трубами, по которым текла вода с соседних гор, так как озеро было соленым. Испанцы с беспокойством заметили, что город может стать ловушкой и, в случае вооруженного конфликта, из него нелегко будет выбраться.
   Перед храмом торчал огромный монолит из красной яшмы, на котором в жертву богам закалывали людей. Внутри одной храмовой башни находился бог войны Уицилопочтль – огромный и уродливый идол, вечно алчущий человеческой крови.
   «Это изваяние, – пишет один из офицеров Кортеса Берналь Диас, – было целиком покрыто золотом и драгоценностями. В правой руке чудовище держало лук, а в левой – пучок стрел. На шее огромного идола висело ожерелье из человеческих черепов, инкрустированных сапфирами».
   Но самое жуткое впечатление производила чаша, стоявшая перед статуей, на которой все еще дымились три человеческих сердца. А у подножья пирамиды испанцы увидели деревянное сооружение из гигантских лестниц, где насчитали 136 тысяч человеческих черёпов, аккуратно нанизанных на перекладины.

   Через неделю Кортес начал вынашивать планы завоевания страны и захвата ее богатств. По опыту он знал, что индейцы впадали в панику и прекращали борьбу, как только убивали или брали в плен их вождя. Поэтому он решился на беспримерно дерзкий шаг: схватить Монтесуму и от его имени взять власть в свои руки.
   Вскоре произошел случай, который послужил поводом для организации заговора. Один из провинциальных ацтекских губернаторов убил нескольких испанских пленников. Побежденный в сражении, он сознался под пытками, что сделал это по наущению Монтесумы. Тогда Кортес во главе нескольких испанцев ворвался во дворец, обвинил короля в измене и под вопли и рыдания всего двора увел его в свой лагерь. Он лично заковал властелина ацтеков на несколько часов в кандалы; в это время на площади жгли на костре несчастного губернатора.
   Но даже испытав такой позор, Монтесума не призвал народ к борьбе. Более того, когда на площади стали собираться толпы обеспокоенных подданных, он показался на крепостной стене и начал уверять их, что пришел к своим гостям добровольно. Страх перед пришельцами лишил его не только мужества и чувства собственного достоинства, но и обычного разума.
   Покорность властелина и пассивность жителей привели к тому, что конкистадоры совершенно распоясались. Вскоре они вынудили Монтесуму выдать им всю ацтекскую сокровищницу якобы в качестве дани испанскому императору. Но верхом наглости была перестройка одного из храмов в католическую часовню, когда испанские наемники на глазах всего города столкнули статую бога со ступеней пирамиды.

   В мае 1520 года, т. е. через шесть месяцев, после того как Кортес прибыл в столицу, из Вера-Крус пришло тревожное известие. Там высадился корпус испанцев во главе с Нарваесом, которого послал губернатор Кубы Веласкес, чтобы схватить Кортеса и вырвать у него добычу.
Кортес передал командование в руки Альварадо, а сам, не мешкая, в сопровождении 233 солдат двинулся против нового врага.    Нарваес вступил в столицу тотонаков и укрепился на вершине пирамиды. Но это был офицер бездарный, и нерешительный. Под покровом ночи, во время тропической бури и ливня, войско Кортеса подкралось к пирамиде и неожиданно захватило позиции неприятеля. Нарваес был тяжело ранен, а солдаты – 1200 пехотинцев и 100 кавалеристов – сложили оружие. Кортес не скупился на подарки и обещания – и всех солдат перетянул на свою сторону, значительно усилив свою армию.
   Едва он успел уладить эти дела, как от Альварадо прибыл гонец со страшной вестью. В Теночтитлане вспыхнуло восстание. Разъяренные жители загнали испанцев в их квартиры и отрезали подвоз продуктов. В любую минуту индейцы могли начать штурм и перебить осажденных.
   Что же произошло? По случаю большого торжества в честь бога войны на площади возле пирамиды собралось 600 высоких ацтекских сановников, чтобы отметить ежегодный праздник традиционными обрядами – пением и шествиями. Альварадо дал знак – конкистадоры напали на безоружных людей и вырезали их всех до одного. Потом стали сдирать с трупов драгоценности. Злодеяние ничем не было спровоцировано, причиной зверства наемников явилась мерзкая жажда убийств и грабежа.

   Кортес форсированным маршем поспешил на помощь осажденным и 24 июня того же года вступил в город. На опустевших улицах и площадях царила зловещая тишина. По странному стечению обстоятельств никто даже не попытался помешать объединению двух армий.
   Но едва Кортес успел закрыть за собой ворота, как в городе раздались грозные возгласы. Через минуту к крепостным стенам, словно надвигающаяся буря, стали приближаться громадные толпы индейцев, вооруженных до зубов. Прилегающие улицы, крыши и даже пирамида были запружены мужчинами, женщинами и детьми. На осажденных сначала посыпался град камней, а затем ацтекские воины в небывалом беспорядке, отталкивая друг друга, начали напирать на стены, не обращая внимания на то, что залпы пушек и аркебуз опустошают их ряды.
   Испанцы не понесли серьезных потерь, но ярость штурмующих вселила в них страх. Кортес то и дело предпринимал вылазки с кавалерией и пехотой, но по существу это был сизифов труд. Индейцев топтали лошадьми, рубили мечами – они отступали, но через минуту возвращались снова, обеими руками хватались за коней, стаскивали с седел всадников. Взятых живьем они немедленно отводили к алтарю бога войны и закалывали. Воды каналов и озера бурлили от заполнивших их пирог с воинами. На плотинах ацтеки разрушили мосты и построили баррикады, отрезав испанцам путь к отступлению. Кортес рвал и метал, чувствуя собственное бессилие, затем он приказал жечь дом за домом, квартал за кварталом. Вскоре весь город превратился в море огня.
   В конце концов он понял, что единственная возможность уцелеть – это заключить перемирие и покинуть город. Кортес обратился к Монтесуме с просьбой помочь ему в этом деле. Повелитель ацтеков, то ли желая спасти столицу от окончательного уничтожения, то ли совершенно потеряв голову от страха, не отказал в посредничестве.

   Облачившись в самый лучший королевский наряд, он появился на крепостной стене и елейным голосом приказал своему народу прекратить борьбу. Но повстанцы уже потеряли всякое уважение к королевскому сану Монтесумы. Над площадью разнесся всеобщий рев негодования, посыпались оскорбления. Монтесуму забросали камнями. Один из камней попал ему прямо в лоб, и смертельно раненный король упал на землю.
Последние минуты своей жизни Монтесума провел в одиночестве и отчаянии. Он срывал с себя повязки, отказывался от пищи, с нетерпением и тоской призывая смерть. Испанцы выдали тело Монтесумы ацтекам, и до сих пор неизвестно, где он погребен.

   Как только наступили безлунные ночи, Кортес решил тайком вырваться из ловушки. Индейцы не имели обыкновения выставлять в спящем городе караулы, поэтому замысел мог увенчаться успехом. По заранее приготовленному переносному мосту испанцы и их союзники-индейцы ужё успели перейти первый канал, пересекающий плотину, и приближались как раз ко второму, как вдруг какая-то индианка, занятая стиркой, несмотря на позднюю пору, заметила их в темноте и подняла тревогу.
   С жителей моментально слетел сон, и они бросились в погоню за беглецами. Плотину заполнили толпы воинов, на озере показались пироги – и закипела битва. В растянувшуюся колонну завоевателей полетел смертоносный град стрел и камней. Воины с пирог стягивали испанцев в воду и брали их живыми на жертвы ацтекским богам.
   Захватчики отчаянно защищались, но потери росли с каждой минутой. От окончательного разгрома их спасли сокрушительные атаки конницы, а также залпы орудий, которые разбивали пироги в щепки и сметали индейцев с узкой плотины. Воспользовавшись минутным замешательством, испанцы бросились в воду, чтобы вплавь добраться до берега, где они могли маневрировать с большей свободой.

   После сражения войско Кортеса представляло собой жалкую толпу окровавленных и ободранных недобитых завоевателей. Испанцы потеряли почти третью часть солдат, а тласкаланцы свыше 5 тысяч воинов. Среди тех, кто вышел живым из битвы, не было ни одного без легкой или тяжелой раны. Пропали все пушки и аркебузы, много арбалетов и большая часть лошадей. На дно озера пошло также все золото ацтеков, которое испанцы поделили между собой перед битвой и пытались вынести из города.
   Кортес направился в столицу тласкаланцев. Через несколько дней конкистадоры стали взбираться на склон горного хребта, отделявшего их от страны тласкаланцев. Поднявшись на перевал, они остановились, словно пораженные громом. Вся долина Отумба была запружена ацтекскими воинами, одетыми в ватные панцири из белой ткани. Издали казалось, что долина завалена снегом.
   Над головами индейцев возвышались копья, военные регалии и пестрые султаны; на вождях красовались странные шлемы, изображающие головы зверей.

   Испанцы и тласкаланцы, встреченные оглушительным воплем и свистом, решили, что пробил их последний час. В отчаянии, желая дороже продать свою жизнь, конкистадоры врезались в самый центр этой плотной человеческой массы. Их вел Кортес на своем коне, следом за ним двигались испанские наемники, пробивая себе путь рапирами, пиками и стилетами. Колонну замыкали тласкаланцы, вооруженные страшными палицами с острыми шипами из обсидиана.
   Вожди ацтеков не извлекли никакого урока из предыдущих битв с иноземцами и с непонятным безрассудством снова допустили тактическую ошибку, от которой не убереглись тласкаланцы, а вслед за ними и они сами в уличных сражениях в Теночтитлане. Сбившись в замкнутой, тесной долине, ацтеки не могли использовать своего численного превосходства и одновременно бросить в атаку тысячные отряды своих воинов. Битва свелась к отдельным поединкам, в которых индейцы не справились с конкистадорами, закованными в железо и отлично владевшими рапирами. Несмотря на это, горстка обреченных в конце концов была бы раздавлена под натиском превосходящих сил врага. У солдат уже не слушались руки, многие из них получили серьезные раны и едва держались на ногах. Даже Кортес упал с убитого коня и сильно ушибся. Массы ацтеков продолжали наседать, испанцам угрожал полный разгром.
   В последнюю минуту Кортес заметил нечто такое, что влило в него новые силы: поблизости, окруженный свитой, стоял главный вождь армии ацтеков. Кортес узнал его по громадному султану на золотом древке. Он бросился к вождю и, прежде чем успели ему помешать телохранители, пробил его пикой, а у знаменосца вырвал из рук государственный флаг.
   И снова повторилось явление, столь характерное для индейских племен того времени: тотчас же свита и телохранители разбежались в разные стороны, а среди воинов, только что демонстрировавших образцы дисциплины и беззаветной отваги, началась паника, она ширилась, как степной пожар, заражая самых храбрых. Ацтеки бросились врассыпную, покидая поле боя. Так, 8 ноября 1520 года испанцы одержали в Мексике самую крупную победу.

   В стране тласкаланцев Кортес сразу же стал готовиться к новому походу против ацтеков и с этой целью послал в Вера-Крус за подкреплением. Тем временем среди ацтеков вспыхнула эпидемия черной оспы, привезенная завоевателями из Европы. Жертвами болезни оказались тысячи индейцев и среди них вождь восстания Куитлауак, брат Монтесумы. И хотя его преемник Куаунтемок (примеч. – по другим источникам, Кватимосин) объявил священную народную войну, стараясь привлечь на свою сторону даже тласкаланцев, отдельные города и племена наперегонки присылали Кортесу заверения в своей лояльности, подписывая тем самым приговор и себе и своим соотечественникам.
   Судьба, казалось, улыбалась Кортесу. Отовсюду стали приходить подкрепления, которых он даже не ожидал. В порту Вера-Крус бросил якорь посланный Веласкесом корабль с Кубы, на борту его имелось большое количество огнестрельного оружия и боеприпасов. Отряд из 100 солдат-пехотинцев и 20 кавалеристов, направленный губернатором Ямайки для завоевания Юкатана, немедленно перешел на сторону Кортеса. Какой-то судовладелец продал ему свой корабль вместе с грузом оружия, а экипаж присоединился к конкистадорам. Уже во время блокады Теночтитлана в Вера-Крус прибыло, неизвестно откуда, ещё три корабля с отрядами из 200 солдат и 70 конников.
   В результате этих событий армия Кортеса стала сильнее, чем когда бы то ни было, она состояла теперь из 818 солдат-пехотинцев (из них 118 были вооружены арбалетами и аркебузами), 110 кавалеристов, 75 тысяч тласкаланских воинов и имела три больших железных орудия и 15 легких бронзовых пушек, так называемых фальконетов. Кортес помнил, как их сильно потрепала флотилия ацтекских пирог, поэтому решил противопоставить ей свой собственный флот. Он приказал построить 13 парусных бригантин, использовав такелаж, паруса и железные части сожженной армады.

   Вскоре на ацтекских повстанцев обрушился страшный удар: союзник и брат – город Тескоко, лежащий напротив Теночтитлана, на берегу того же озера, в результате династических интриг предложил Кортесу союз и пригласил его к себе. Таким образом, благодаря измене в самом ацтекском государстве, конкистадоры получили базу почти под боком у столицы.
   Транспортировка тяжелых бригантин из столицы тласкаланцев в Тескоко через высокогорные перевалы на расстояниё в 100 километров – случай беспримерный. И совершили это тысячи индейских носильщиков под охраной 20 тысяч тласкаланских воинов.
   В течение нескольких месяцев Кортес старался окружить Теночтитлан кольцом блокады – его люди заняли все близлежащие городки и селения, разрушили акведук, и город оказался без воды. Готовясь к штурму, Кортес разделил свою армию на три оперативные группы, которые должны были одновременно форсировать три плотины, соединявшие город с материком.
   Куаунтемок организовал хорошо продуманную оборону. Плотины он укрепил рвами, баррикадами и редутами, защищаемыми с фланга громадным количеством воинов на пирогах.
   Кортес предпринимал атаку за атакой, но всякий раз завоеватели отступали под градом камней и стрел, устилая плотины трупами.
   Вскоре ситуация изменилась в пользу конкистадоров. Из Тескоко прибыла флотилия бригантин. Неожиданное появление огромных лодок с белыми парусами, которые с неимоверной скоростью резали поверхность озера, вызвало среди индейцев изумление и ужас. Бригантины стремительно налетали на утлые челны индейцев, поливая их огнем из фальконетов и мушкетов. Озеро тотчас же покрылось трупами и остатками разбитых в щепки пирог. Разгром ацтекской флотилии открыл фланги и тылы возведенных на плотинах баррикад.
   Окруженные со всех сторон ацтекские воины защищались, правда, с исключительной храбростью, но не могли сдержать атак и гибли. Кортес одну за другой захватывал баррикады, продвигаясь вдоль плотин к столице.
   В городе испанцам пришлось брать приступом каждый дом и каждую пирамиду. Нередко они попадали в ловушки. С крыш, с вершин пирамид – со всех сторон – мужчины, женщины и дети засыпали их камнями и стрелами из луков. Завоевателям пришлось поспешно отступить, оставив трупы людей и лошадей.
   Не имея возможности сломить народное сопротивление, Кортес приказал поджечь город и уйти на середину плотин. Пожар превратил дома в пылающие факелы, разбрасывающие миллионы искр. Отважным жителям казалось, что наступил конец света. Шатаясь от голода и усталости, они, как привидения, блуждали по городу и вдоль каналов, переполненных трупами. С вершин пирамид доносились мрачные заклинания жрецов и глухая дробь военных барабанов.
   Как-то ночью испанцы схватили вождя повстанцев Куаунтемока, когда тот пытался на пироге выскользнуть из осажденного города. Кортес принял его с почетом и заверил, что отнесется с уважением к его королевскому сану. Куаунтемок обратился к Кортесу с просьбой, чтобы он позволил жителям покинуть город и поселиться в окрестных деревнях.
   На рассвете из дымящихся руин высыпали жители столицы, оставшиеся в живых. 70 тысяч мужчин, женщин и детей в течение трех дней и ночей, измученные, брели вдоль плотин. Их ожидали тяжкие скитания.

   Блокада длилась три месяца. Потери ацтеков, по разным источникам, исчислялись от 120 до 240 тысяч убитыми. Среди тласкаланцев погибло 30 тысяч воинов. И только испанцам победа досталась ценой незначительных потерь. Итак, вся тяжесть войны легла на плечи индейских племен, хотя выгоды от нее имели только белые пришельцы из-за моря.
   Заняв город, конкистадоры немедленно стали искать затопленные в озере сокровища Монтесумы. Ныряльщики обыскали дно озера и каналов, солдаты обшарили все закутки города, удалось найти лишь пятую часть сокровищ, отложенных в свое время для испанского императора.
   И тогда Кортес совершил подлость, которая навсегда покрыла имя его позором. Нарушив свое слово, он подверг Куаунтемока пыткам, чтобы тот выдал спрятанные сокровища. Но мужественный индейский вождь не произнес ни слова. Через несколько лет Кортес приказал повесить Куаунтемока якобы за то, что он подстрекал народ к бунту.

   Остатки сокровищ ацтеков Кортес отправил в Испанию, но они туда не попали. В письме от 15 мая 1522 года капитан корабля сообщил, что на него напал корсар, состоявший на службе короля Франции. Случай – этот охотник до шуток – сделал так, что золото Монтесумы, предназначенное для Карла V, попало в руки его лютого врага Франциска I.

   Разрушение Теночтитлана не сломило духа индейских народов. Еще долгие годы они вели ожесточенную партизанскую войну; колонизаторы не имели ни минуты покоя. Берцаль Диас писал: «Во всей Новой Испании каждая попытка обложить туземцев налогами становилась поводом к восстанию. Сборщики податей, которые старались их выколотить, зачастую расставались с жизнью, как, впрочем, и все другие испанцы, которые попадали в руки индейцев. В провинциях сопротивление было обычным явлением, так что мы постоянно патрулировали по стране с большим войском, чтобы удержать народ в повиновении».
   Сразу же после одержанной победы испанцы стали систематически разрушать столицу. Обломками дворцов и храмов засыпали каналы, пирамиды сравняли с землей и на месте Теночтитлана построили свой город, назвав его Мехико. Там, где на пирамиде возвышался храм бога войны, ныне стоит кафедральный собор, а на руинах дворца Монтесумы высится бывшая резиденция испанского губернатора. Не прошло и пяти лет, а столица ацтеков – богатейшая сокровищница скульптуры и архитектуры – оказалась настолько основательно погребенной под фундаментами испанских домов, что от нее не осталось и следа.
   Индейская метрополия перестала существовать, однако народ ее не погиб. Живописные толпы индейцев: ремесленников и лавочников, ткачей и гончаров, ювелиров и огородников – снова заполнили улицы и рынки испанского города. Испанские дворцы и виллы были лишь островками среди широкого и полноводного индейского моря. Элементы чисто индейские и привнесенные извне послужили основой новой мексиканской культуры с ее своеобразным, глубоко национальным обликом.
*******************************************
Из кн.: Косидовский З. "Когда солнце было богом"
scepsis.ru
Последние сообщения на форуме
 
Тема
Автор
Дата
Просмотров
Ответов
Клады в игре К:КС 18.08.17, 10:39
335355
1057
К:КС-Пиратская Сага 18.08.17, 10:23
3728564
9559
К:КС-Технические вопросы 18.08.17, 09:24
931721
4106
Технические вопросы К:ГПК 18.08.17, 08:52
1209817
4293
К:КС-квест Калеуче 18.08.17, 08:38
715952
2257
Пиратская мафия. Обсуждение 18.08.17, 01:20
324319
1932
Обращение к администрации 18.08.17, 00:42
403740
1687
Музыка в ваших колонках 17.08.17, 22:20
437198
5008
Вопросы по игре "Корсары: Каждому свое!" 17.08.17, 20:26
7535632
18922
К:КС-квест Под черным флагом 17.08.17, 18:16
206638
2130
Реклама
 
Наши Проекты
Форум
Пустошь Мутантов
История Пирата
Новые Горизонты [RUS]
В Контакте



 
Новости
-> The Golden Age of Pi...
-> Skull & Bones - нова...
-> Информация о DLC#4,...
-> Первое альфа-тестиро...
-> С Днём Победы!
-> Sea Dogs в Steam Gre...
-> Мертвецы не рассказы...
-> Корсары: Возвращение...
-> Новые скриншоты и ви...
-> Патч 1.5.1
 
Последние статьи
-> Роль флибустьеров в ...
-> Интервью с Сергеем М...
-> Ульдж Али, шелудивый...
-> «Кругосветка» без до...
-> Обстоятельства Яна С...
 
Файловый архив

Новые загрузки

-> Модификация "Ne...
-> Ресурсы городов
-> Мод-пак "Корсар...
-> Мод-пак "Корсар...
-> Корсары: Город ...

ТОП 5 загрузок

-> Мод-пак "Корсар... [157311]
-> Патч к игре Кор... [120551]
-> Корсары: Город ... [98737]
-> Патч к игре Кор... [90768]
-> Адд-он Возвраще... [72349]
 
Коллекция аватар
-> Пираты
-> Джек Воробей и К
-> Парусники
-> Морские пейзажи
 
Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31
<< < > >>