Четверг, 27 Апреля 2017, 19:46
Навигация
-> Главная
-> Статьи
-> Форум
-> Категории новостей
-> Файловый архив
-> Архив модов
-> Галерея
-> Видео архив
-> Фильмотека
-> Худ. галерея
-> Библиотека
-> Поиск
-> Каталог ссылок
-> Обратная связь
-> Памяти Беатрисс
 
База игр
-> Корсары:
История Пирата


-> Assassin's Creed 4: Black Flag
-> Корсары
-> Пираты Карибского моря
-> Флибустьеры
-> Возвращение Морской Легенды
-> Пираты Российской Империи
-> Пираты Карибского моря: Новые Горизонты
-> Корсары III
-> Корсары 3: Сундук мертвеца
-> Корсары 3: Ветер Свободы
-> Корсары: Возвращение Легенды
-> Корсары: Город Потерянных Кораблей
-> Корсары 4
-> Приключения Капитана Блада
-> Корсары: Каждому своё!
-> Корсары: Проклятые Судьбой
-> Корсары 3: Тайны Дальних Морей
-> Корсары: Тайны Дальних Морей 2
-> Sid Мeier's Рirаtes
-> Головорезы: Корсары XIX века
-> Ост-Индская компания
-> Хозяева морей. Завоевание Америки
-> Pirates of the Caribbean: Armada of the Damned
-> Пираты Карибского моря. На краю света
-> Черный Корсар
-> Рыцари Морей
-> Тортуга
-> Тортуга 2: Проклятый Клад
-> Порт Рояль 2
-> Тропико 2: Пиратский остров
-> Век Парусников II
-> Пиратия
-> Pirates of the Caribbean Online
-> Пираты Онлайн
-> Корсары-Online
-> Морские разбойники
-> Pirates of Black Cove
-> Raven's Cry
-> Два мира II: Пираты Летучей крепости
-> Risen 2: Тёмные воды
-> Blood & Gold: Caribbean!
-> World of Warships
-> Затерянный Остров

-> Все игры
 
Исторический раздел
-> Знаменитые пираты
-> Исторические материалы
-> История пиратства
-> Тактика морских разбойников
 
О нас
-> Команда сайта
-> Наши банеры
-> Обсуждение сайта
 
Случайный скриншот
Seven Seas Saga
Seven Seas Saga
Другие игры
 
Реклама
 
Тортуга - цитадель флибустьеров. 1630–1692 годы.
 
Виктор Губарев
Тортуга - цитадель флибустьеров. 1630–1692 годы.


   Для понимания феномена современной западной цивилизации исследователям неизбежно приходится обращаться к изучению тех времен, когда эта цивилизация находилась в стадии «младенчества» и «юности», т.е. к периоду раннего Нового времени (XVI – XVIII века). Именно там кроются ответы на многие вопросы, волнующие наших современников. Не секрет, что поистине революционизирующее воздействие на генезис капитализма оказали Великие географические открытия и колониальная экспансия европейских держав, сопровождавшиеся не только ростом международной торговли и формированием мирового хозяйства, но и беспрецедентным в истории ограблением народов и природных богатств колонизуемых заморских территорий (в Америке, Африке, Азии, Австралии и Океании). В борьбе за новые земли и преобладание на морских коммуникациях (что обеспечивало монопольное обладание колониальными ресурсами) европейские государства – прежде всего Португалия, Испания, Франция, Англия и Голландия – использовали как свои вооруженные силы, так и частную инициативу своих подданных, рвавшихся к сокровищам новооткрытых земель. Одним из методов этой борьбы стал морской разбой, осуществлявшийся в трех основных видах – «классическом» пиратстве, каперстве (корсарстве, приватирстве) и государственном пиратстве (рейдерстве).

   Целью настоящей статьи является исследование особенностей зарождения, эволюции и кризиса крупнейшей пиратско-каперской базы Западного полушария, возникшей в первой трети XVII века на антильском острове Тортуга и просуществовавшей до конца указанного столетия. Мы попытаемся выяснить, какую роль отводили Тортуге европейские государства и частные компании, участвовавшие в колониальном соперничестве за господство в бассейне Карибского моря, какие выгоды они извлекали из обладания этим скромным клочком суши площадью около 300 кв. км.

   Для решения поставленных задач нами использованы разнообразные источники на английском, испанском и французском языках, первую группу которых составляют государственные бумаги (акты, инструкции, каперские свидетельства, межгосударственные соглашения, донесения послов и губернаторов колоний и пр.), вторую – дневники, мемуары и переписка частных лиц (участников экспедиций в Вест-Индию, директоров и агентов торгово-колониальных компаний и т.д.). Многие из них опубликованы в сборниках документов, часть вышла отдельными изданиями, некоторые включены в качестве приложений в научные монографии. Кроме того, мы пользовались огромным фактическим материалом, собранным зарубежными исследователями истории колониальной экспансии и пиратства в Америке.

   Остров Тортуга расположен у северо-западного побережья Гаити, недалеко от входа в Наветренный пролив, отделяющего Гаити от Кубы. Открытый Христофором Колумбом 6 декабря 1492 года, этот остров формально был объявлен владением испанской короны, но de facto на протяжении ста с лишним лет оставался «ничейной» территорией. После того, как в XVI веке испанские конкистадоры уничтожили все местное индейское население, сюда время от времени стали наведываться испанские рыбаки с Эспаньолы (Гаити) и Кубы, а также иностранные контрабандисты и пираты. Их суда бросали якорь в Кайонской бухте – единственной удобной гавани, расположенной на южной стороне острова.

   Начало колонизации острова обычно датируется 1630 годом. В тот год свои претензии на владение Тортугой заявил отряд из 150 английских и французских авантюристов, возглавляемый капитаном Э. Хилтоном. Однако известно, что еще до них в Кайонской гавани нереко бывали как пираты, так и вольные охотники с Эспаньолы – буканьеры. Так, губернатор Кубы Ф. де Венегас 3 августа 1621 года писал королю Испании, что отправленные им два сторожевых галеона захватили на рейде Тортуги английский пиратский фрегат с командой из 25 человек; все пленные были повешены за то, что в течение трех лет мародерствовали в окрестных водах. По свидетельству голландца И. де Лаэта, одного из директоров Нидерландской Вест-Индской компании, французские и голландские корсары часто охотились здесь на одичавших домашних животных и называли Тортугу «Островом Свиней».

   Капитан Э. Хилтон до появления в Кайоне был торговым партнером лондонского купца Т. Литтлтона, а с 1628 года – губернатором острова Невис (Малые Антильские острова), которым он управлял от имени графа Карлайла, лорда-собственника Карибских островов. В сентябре 1629 года, когда Хилтон находился по коммерческим делам в Лондоне, к Невису подошел сильный испанский флот в составе 24 военных галеонов и 15 фрегатов. В результате испанского нападения плантация Хилтона была уничтожена. Не получив нового кредита у своего финансового патрона Литтлтона, он вынужден был вернуться на Невис и, объединив вокруг себя разорившихся плантаторов (фермеров), несостоятельных должников и пиратов, отправился искать удачу на других островах. Знакомство с флибустьерами – местными морскими разбойниками – помогло ему остановить свой выбор на острове Тортуга, куда он и прибыл в начале 1630 года.

   Захват Тортуги иностранными авантюристами встревожил испанские колониальные власти на Эспаньоле. В том же году или в начале 1631-го карательная экспедиция, отправленная губернатором Санто-Доминго Г. де Чавесом, овладела Тортугой и разрушила основанное Хилтоном поселение. Пятнадцать пленных плантаторов были повешены. Однако как только испанцы ушли, оставив в Кайоне лишь небольшой гарнизон из 29 солдат, англичане заручились поддержкой буканьеров Эспаньолы и с их помощью снова захватили Тортугу.

   Убедившись, что без военной и финансовой помощи из метрополии колония не сможет существовать, авантюристы Тортуги решили найти себе влиятельных покровителей. В Лондоне их агенты вышли на директоров Компании острова Провиденс (далее – КОП), учрежденной в ноябре 1630 года благодаря стараниям графа Уорвика, лидера пуританской партии в парламенте Дж. Пима и других. Эта компания стремилась превратить карибские острова Провиденс (совр. Провиденсия у побережья Никарагуа), Сан-Андрес и ряд других в укрепленные базы для «досаждения испанцу и перехвата его сокровищ, с помощью которых он беспокоит и подвергает опасности многие христианские страны и разжигает войны против последователей реформаторской религии». Для содействия колонистам Тортуги руководители КОП избрали специальную комиссию. В протоколах компании от 19 мая 1631 года записано, что данная комиссия «образована для связи с агентами колонии из примерно 150 человек, поселившихся на Тортуге», а несколько недель спустя – что «плантаторы острова Тортуга просили компанию взять их под свое покровительство и позаботиться об их укреплении за вознаграждение из двадцатой части продуктов, производимых там ежегодно». Решено было отправить на остров необходимые припасы, шесть пушек и военное снаряжение. Сам остров переименовали в «Остров Ассоциации».

   Отношения между Лондоном и авантюристами Тортуги с самого начала складывались непросто, так как колонисты упорно не желали считаться с монопольным правом компании на торговлю. Руководителям КОП, например, стало известно, что французские и голландские контрабандисты вербуют на Наветренных островах лесорубов, привозят их в Кайон и там заготавливают ценную древесину, транспортируемую затем в порты Франции и Нидерландов. Желая успокоить патронов, Хилтон в феврале 1633 года направил в адрес казначея компании Дж. Пима донесение о том, что ему удалось купить у голландских каперов 40 негров-рабов, половина которых стала собственностью КОП и была использована на лесоповале.

   Не ограничиваясь тайными сделками с иностранными контрабандистами, Хилтон постепенно превратил Тортугу в пиратское гнездо, куда разбойники различных национальностей свозили награбленную добычу. В 1633 году сюда пожаловал на судне «Хантер» английский пират Т. Ньюмен. «Хантер» отплыл из Англии с несколькими пассажирами, чтобы, как было официально объявлено на таможне в Дувре, «рубить лес на Тортуге». Однако перед самым отплытием владельцы корабля заявили, что у них имеется голландское каперское свидетельство, разрешающее им захватывать испанские суда. Возле Канарских островов «Хантер» взял на абордаж два испанских судна, одно из которых было переоснащено в Кайонской гавани и превращено в капер. Больше года Ньюмен разбойничал в водах Кубы, Эспаньолы и Пуэрто-Рико, заходя на Тортугу для пополнения запасов продовольствия, после чего, набив трюмы сокровищами, вернулся в Европу (декабрь 1634 года).

   После смерти Э. Хилтона (1634) авантюристы Тортуги избрали его преемником К. Уормли. В конце того же года Кайон посетил голландский шкипер Р. Эверстен. В письме директорам КОП он сообщал, что в колонии постоянно проживает около 150 человек, не считая французских буканьеров, бежавших сюда с Эспаньолы; форт находится в плачевном состоянии, а военная дисциплина отсутствует вовсе. Губернатор Уормли основное внимание уделял извлечению прибылей из сделок с пиратами. О ситуации на Тортуге узнали также и испанцы. В этом им помог дезертир-ирландец, фигурирующий в документах под именем «дон Хуан де Морфа Херальдино». В середине 1634 года он вместе со своим братом, католическим священником, захватил в Кайонской бухте барку (при этом его брат был застрелен) и бежал в Картахену, откуда его переправили в Санто-Доминго, к президенту аудиенсии Г. де Чавесу. Последний три месяца обдумывал план нападения на Тортугу и, в конце концов, оставил его осуществление своему преемнику А. де Сереседе. В конце года в Санто-Доминго была снаряжена экспедиция из 250 солдат, которую возглавил Р.Ф. де Фуэмайор.

   В январе 1635 года испанские корабли вошли в Кайонскую бухту. Согласно испанским источникам, в тот момент на острове и на стоявших в гавани судах находилось около 600 человек, включая женщин, детей и негров-рабов. Поскольку пушки форта оказались непригодными для стрельбы, Фуэмайор с 30 солдатами без труда захватил это укрепление. Во время стычки губернатор Уормли был убит (по другой версии, он проявил трусость и бежал на барке в Виргинию). Развивая наступление, отряд из 200 солдат бросился к поселку, рассеял большую толпу англичан и французов и захватил 70 пленных. Несколько человек испанцы зарубили или повесили, а затем, разорив табачные плантации и разрушив дома, вернулись в Санто-Доминго. В качестве трофеев они привезли с собой 6 пушек, 180 мушкетов и 4 флага.

   Французский миссионер Ж.-Б. дю Тертр датирует захват Тортуги 1638 годом. У него эту дату позаимствовали Ж.-Б. Лаба, П.-Ф.-Х. Шарлевуа и другие французские авторы. Но М.А. Пенья Батлье, проводивший изыскания в испанских архивах, не обнаружил документов, подтверждающих версию об испанском вторжении на остров в 1638 году.

   Компания острова Провиденс узнала о захвате Тортуги в марте 1635 года и тогда же предприняла ряд мер по реоккупации острова. Новым губернатором Тортуги был назначен капитан Н. Рескеймер (Рискиннер) – предприимчивый фламандец, имевший опыт торговли с Вест-Индией. В Америку он отплыл в апреле на борту капера «Экспектейшн», имея при себе 20 ф. ст. наличными, флаг, барабан, 30 мушкетов, 10 пистолетов, 2 пушки, 33 бочонка пороха, пуль и фитилей, 30 сабель и инструменты. Однако правление его было недолгим. В начале 1636 года директора КОП получили известие о том, что Рескеймер заболел тропической лихорадкой и умер. Управление делами колонии взял на себя выборный совет; в это время на острове проживали 80 англичан и около 150 негров-рабов.

   В январе 1637 года на заседании правления КОП рассматривался новый проект отправки экспедиции на Тортугу, но он был отклонен «ввиду сообщения о том, что жители оставили ее и переехали на Эспаньолу».

   Перезаселение Тортуги произошло в конце 1639 года, когда с островов Сент-Кристофер (Сент-Киттс) и Невис в Кайон прибыло около 300 английских авантюристов, избравших своим губернатором капитана Р. Флоуда. Вскоре, однако, последний был смещен и новым губернатором стал некий капитан Джеймс (Шарлевуа называет этого человека Уиллисом). В начале следующего (1640) года Джеймс обратился к директорам КОП с просьбой прислать в Кайон оружие и боеприпасы, обещая взамен платить компании подушный налог. Просьба была встречена с пониманием, и в июне Дж. Пим приступил к подготовке экспедиции на остров.

   Тем временем в Кайоне обострились отношения между англичанами и французами. Часть последних перебралась на Эспаньолу и запросила помощи у генерал-губернатора Французских Антилл Ф. Л. де Пуанси, рыцаря Мальтийского ордена. Пуанси, резиденция которого находилась на острове Сент-Кристофер, предложил военному инженеру-гугеноту Ле Вассеру отправиться с верными людьми на Тортугу, захватить ее и присоединить к владениям Франции. Посадив на борт корабля около 50 солдат-гугенотов, Ле Вассер в конце мая или начале июня прибыл к северо-западному берегу Эспаньолы, обосновался на островке Пор-Марго (в 12 милях от Тортуги) и в течение лета накапливал силы, вербуя буканьеров и пиратов. В конце августа 1640 года, получив сообщение о захвате англичанами французского торгового судна, он неожиданно высадился в Кайоне и практически без сопротивления со стороны местных жителей овладел островом. 15 ноября Пуанси написал отчет о захвате Тортуги французами и отправил его в Париж директорам Компании островов Америки, обладавшим монопольным правом на торговлю с Вест-Индией.

   Н.М. Круз выдвинул версию о том, что Ле Вассер не мог захватить Тортугу в августе 1640 года, так как в одном из английских документов, датированном 26 декабря 1640 года, Джеймс все еще фигурирует как правитель острова. По мнению Круза, Ле Вассер сместил Джеймса не в 1640, а в 1642 году. Однако большинство исследователей не считает версию Круза убедительной.

   2 ноября 1641 года между Пуанси и Ле Вассером было заключено соглашение из 13 статей. Договор предусматривал свободу вероисповедания, предоставлял губернатору право открыть в Кайоне магазин и взимать налоги с жителей острова, владевших какой-либо собственностью. Колонистам запрещалось частным порядком снабжать провизией приходившие на Тортугу корабли, включая и пиратские. Статья 8 регламентировала распределение доходов от налогов и пошлин, статья 11 обязывала Ле Вассера построить дома и форты в местах, удобных для защиты острова, а статья 13 обязывала колонистов приобретать все необходимые им товары только у Ле Вассера, Пуанси или их уполномоченных.

   Став хозяином Тортуги, Ле Вассер прежде всего позаботился о строительстве форта, названного Ля-Рош (Скала). Надежность его была проверена во время испанского нападения в 1643 году. По данным дю Тертра, испанская карательная экспедиция состояла из 10 кораблей и примерно одной тысячи человек. Трудно сказать, удалось бы колонистам выстоять, если бы на помощь к ним не пришли буканьеры и пираты с Эспаньолы. Потеряв в сражении более ста человек, испанцы отступили.

   Ряд исследователей, например, К. де Утрера, отрицает возможность испанского нападения на Тортугу в 1643 году, так как в испанских архивах не найдены документы, подтверждающие это. Информация французского историка Ж. Блона о том, что испанцы в 1645 году на пяти галеонах с 600 солдатами пытались захватить Тортугу, тоже не подтверждается источниками.

   Упрочив свою власть на острове, Ле Вассер отказался подчиняться генерал-губернатору Французских Антилл. Католики, проживавшие на острове, были подвергнуты гонениям, а их церковь сожжена. Кроме того, Ле Вассер стал самочинно выдавать каперские свидетельства флибустьерам, базировавшимся на Тортуге, присваивая себе обязательные отчисления, которые они делали в пользу французского короля и генерал-губернатора. Пуанси направил в Кайон двух эмиссаров – своего племянника Р. де Лонвийе и контролера Р. де Курпона, которые должны были убедить Ле Вассера посетить генерал-губернатора, но правитель Тортуги не дал заманить себя в ловушку; посланцы генерал-губернатора уехали из Кайона ни с чем.

   Следующую попытку сместить непокорного губернатора шевалье де Пуанси предпринял весной 1652 года. В это время на остров Сент-Кристофер прибыл 22-пушечный фрегат под командованием рыцаря Мальтийского ордена Т. де Фонтенэ, и генерал-губернатор предложил ему выбить Ле Вассера с Тортуги и занять его место. 29 мая между Пуанси и Фонтенэ было заключено соглашение; Фонтенэ должен был арестовать губернатора Тортуги, провести ревизию всей добычи, доставленной в Кайон пиратами и корсарами, взять во владение форт Ля-Рош и половину земель острова. Все имущество Ле Вассера следовало конфисковать и разделить на две части: одна часть предназначалась Пуанси, другая – Фонтенэ.

   Фонтенэ отплыл с Сент-Кристофера в сторону Новой Гранады (совр. Колумбия), захватил там несколько испанских кораблей, а затем пошел к Эспаньоле, где узнал о смерти Ле Вассера. Губернатор погиб от рук двух заговорщиков – Тибо и Мартэна. Фонтенэ поспешил на Тортугу, высадил в Кайоне десант из нескольких сот человек и принудил убийц Ле Вассера сдать ему форт Ля-Рош. После этого, объявив себя «королевским губернатором Тортуги и Берега Сен-Доменг» (Сен-Доменгом французы называли западную часть острова Гаити, – В.Г.), шевалье де Фонтенэ восстановил на острове католицизм, после чего позаботился о строительстве дополнительных фортификаций.

   Пираты по-прежнему могли использовать Кайонскую гавань в качестве убежища; им были обещаны новые каперские свидетельства против испанцев. В 1652–1653 годах флибустьеры значительно расширили масштабы своих операций в карибском регионе. Ими были захвачены несколько богатых испанских кораблей, ограблены кубинские поселения Сан-Хуан-де-лос-Ремедиос и Баракоа, разорены индейские деревни на побережье залива Кампече в Новой Испании (совр. Мексика). По испанским данным, в 1653 году Кайон покинули 23 пиратских судна, отправившихся на промысел к берегам Эспаньолы, Кубы, Ямайки, Панамы и Новой Гранады. Крупный отряд проник во внутренние районы Никарагуа, где был ограблен и сожжен город Нуэва-Сеговия.

   Встревоженные активизацией флибустьерства, испанские колониальные власти приступили к сбору разведывательной информации о Тортуге. Допросы пленных английских и французских пиратов позволили губернатору Санто-Доминго Х.Ф. Монтемайору получить достаточно точные сведения о состоянии дел на Тортуге и о степени ее защищенности. По испанским оценкам, в Кайоне в то время постоянно проживало 250 человек, способных носить оружие. Монтемайор решил, что их можно будет выбить с Тортуги при помощи батальона из 350 солдат. Согласно «Сообщению об отвоевании острова Тортуги, который защищали войска Франции и которым управлял Тималеон де Фонтенэ, рыцарь ордена Святого Иоанна», руководителем операции был назначен капитан Г. де Рохас Валье-и-Фигероа, командиром пехотинцев – Х. де Морфа Херальдино, сержант-майором – Б. Кальдерон-и-Эспиноса.

   4 декабря 1653 года корабли экспедиции покинули Санто-Доминго, но в открытом море были разбросаны штормом. Возобновить экспедицию удалось лишь 30 декабря. Захватив близ Монте-Кристи три французских судна, испанцы подошли к Тортуге и 6 января 1654 года появились на рейде Кайона. Под прикрытием корабельной артиллерии на берег был высажен десант, который захватил поселок, а затем осадил форт Ля-Рош. Французы оказали неприятелю упорное сопротивление и согласились сдаться лишь после того, как договорились с испанцами о почетных условиях капитуляции. 19 января Рохас и Фонтенэ подписали соглашение, по которому французы обязались навсегда покинуть форт и остров. Им разрешили уйти с развернутым флагом, имея при себе лишь нательную одежду, двухмесячный запас провизии и 30 рабов; кроме того, 25 солдат гарнизона могли взять с собой заряженное огнестрельное оружие – по одному стволу на человека.
   На следующий день шевалье де Фонтенэ покинул форт с 330 безоружными людьми и 25 вооруженными солдатами. Вместе с женщинами и детьми общее число изгоняемых с Тортуги колонистов превышало 500 человек.

   Тортуга досталась испанцам малой кровью: они потеряли всего двух человек, тогда как французы – около 30 человек. Победителям достались форт с 44 пушками, две платформы с 70 пушками, запасы пороха, ядер, пуль, холодного и огнестрельного оружия, три корабля и восемь барок. Чистая прибыль от этой экспедиции составила 20 тыс. дукатов.

   Для удержания Тортуги и предотвращения использования ее в качестве главного пиратского убежища губернатор Эспаньолы решил оставить там гарнизон из 150 пехотинцев под командованием Б. Кальдерона. Им пришлось еще раз сразиться с Фонтенэ, не отказавшимся от намерения вернуть свое владение. Обосновавшись в Пор-Марго на северном берегу Эспаньолы, он собрал отряд из 120 французов, к которым вскоре присоединились голландские контрабандисты. На трех судах они появились 15 августа того же года у берегов Тортуги и блокировали вход в гавань. Губернатор Санто-Доминго, узнав об этом, срочно отправил на помощь Кальдерону три военных фрегата. 24 августа Фонтенэ попытался штурмовать форт, но испанцы сражались стойко и отбили все атаки неприятеля. Спустя восемь дней, убедившись в тщетности своих усилий, Фонтенэ отступил.

   Можно только гадать, как в дальнейшем развивалась бы история антильского флибустьерства, если бы Испания смогла сохранить контроль над Тортугой. Однако 13 сентября 1654 года король Филипп IV назначил новым губернатором Эспаньолы графа Пеньяльбу, которому было поручено отозвать с Тортуги испанский гарнизон, «разрушить все фортификации, большие и малые, не оставив камня на камне, вернуть в Санто-Доминго всю артиллерию… и запереть гавань Тортуги, затопив в двух ее проходах несколько старых кораблей и барок с камнем…». 11 июня 1655 года граф Пеньяльба написал экс-губернатору Эспаньолы Х.Ф. Монтемайору письмо, в котором интересовался его мнением относительно целесообразности присутствия на Тортуге испанского гарнизона. Монтемайор ответил, что уход испанцев с острова позволит англичанам и французам превратить его в базу для нападений на испанские корабли и захвата всех испанских владений в Вест-Индии. Тем не менее, в связи с английским завоеванием Ямайки (май 1655 года), граф Пеньяльба решил, что гораздо более важной задачей, чем удержание Тортуги, является укрепление обороноспособности Санто-Доминго. 26 июня он подписал распоряжение об эвакуации гарнизона с Тортуги. Комендант острова Б. Кальдерон пытался возражать, доказывая, что для обеспечения безопасности испанских колоний Тортугу «гораздо выгоднее удержать… ибо во времена, когда ее заселял враг-француз, происходило много грабежей и нанесение ущерба торговле Гаваны, Кампече, Ямайки, Вера-Круса, Кубы, Картахены, Портобело и Тьерра-Фирме». 4 августа губернатор Эспаньолы был вынужден повторить свой приказ, и на этот раз Кальдерону пришлось подчиниться.
   Преемник Пеньяльбы граф Ф. Де Суньига 3 декабря 1656 года с огорчением писал королю, что в тот момент, когда солдаты его величества оставили гавань Тортуги, туда с другой стороны вошло судно французских флибустьеров.
   
Военный губернатор захваченной англичанами Ямайки У. Брейн, узнав, что Тортуга стала «ничейной» территорией, поспешил отправить туда дюжину солдат под командованием Э. Уоттса.
Примерно 100–120 английских и французских пиратов, обосновавшихся к тому времени в Кайоне, согласились признать Уоттса своим губернатором при условии, что он не будет ущемлять их прав и свобод.

   По данным дю Тертра, в 1659 году флибустьеры Тортуги сформировали отряд из 400 человек под командованием четырех капитанов (Делиль, Адам, Лормель и Анна Ле Ру), купили у губернатора Уоттса каперское свидетельство, и, погрузившись на прибывший из Нанта корабль капитана Лекубля и несколько барок, отплыли к северному побережью Эспаньолы. Высадившись в Пуэрто-Плате, они двинулись через лес в глубь острова и неожиданно атаковали город Сантьяго-де-лос-Кабальерос. Испанский губернатор попал в плен и вынужден был уплатить за себя выкуп в 60 тысяч песо. Разграбив город, флибустьеры с боями пробились назад к побережью и вскоре вернулись на Тортугу. После дележа добычи на каждого участника похода пришлось по 300 крон. Отметим, что в испанских документах этот поход датируется 1661 годом.

   В конце 1659 или в начале 1660 года в водах Тортуги появился корабль французского дворянина-авантюриста Ж. Дешана дю Россе, имевшего предписание ямайского губернатора Э. Дойли сместить Уоттса и занять его место (при этом дю Россе скрыл от английских властей, что еще раньше разрешение взять Тортугу во владение ему было выдано во Франции). Навербовав в Пор-Марго отряд из 500 или 600 французских буканьеров, дю Россе отправился в гавань Пор-де-Пэ, затем высадился на Тортуге, легко сместил Уоттса и объявил себя новым губернатором острова. Спустя два месяца Дойли узнал, что на Тортуге поднят французский флаг.
   Разгневанный губернатор Ямайки приказал полковнику Дж. Аранделлу (вице-губернатору и зятю Уоттса) арестовать дю Россе и доставить его в Порт-Ройял для суда. Поскольку губернатор Тортуги в этот момент находился на острове Санта-Крус, Аранделл захватил его племянника и заместителя Ф. Дешана де ля Пляса, а себя объявил хозяином Кайона. Подобный поворот событий не понравился французам, которых на острове к тому времени было больше, чем англичан. Обезоружив узурпатора, они вынудили его сесть на судно капитана Кука и покинуть остров. Что касается дю Россе, то он из-за болезни вынужден был в октябре 1662 года оставить Вест-Индию и вернуться во Францию. На родине его обвинили в тайных связях с англичанами и посадили в Бастилию.

   Англичане не оставили намерений отвоевать Тортугу. Очередной губернатор Ямайки лорд Виндзор получил из Лондона предписание «приложить максимум стараний для приведения названных французов и названного острова (Тортуга, – В.Г.) к покорности». В связи с быстрым ростом численности флибустьеров утрата контроля над Тортугой создавала реальную угрозу английским колониям и коммуникациям в Карибском бассейне. Ямайские чиновники доносили в Лондон: «Под протекцией Ямайки находится двадцать приватиров (флибустьерских кораблей, – В.Г.) всех наций, которые, будучи теперь отстраненными от захвата добычи, хотят достать на Тортуге французские и португальские каперские свидетельства (или вообще обойтись без них) и препятствовать всей торговле Ямайки, не позволяя испанским кораблям приходить сюда для покупки негров. В конце концов, если Тортуга не будет подчинена губернатору Ямайки, это погубит ее и превратит в убежище разбойников и пиратов… Сие можно предотвратить путем захвата Тортуги двумя королевскими кораблями с Ямайки, что сделать весьма легко, ибо там находятся всего 150 французов и один форт с четырьмя пушками».

   16 декабря 1662 года преемник лорда Виндзора вице-губернатор Ч. Литтлтон приказал капитану Р. Мандену погрузить на борт фрегата «Чарлз» экспедиционные части под командованием полковника С. Бэрри и капитана А. Лэнгфорда и доставить их на Тортугу. Операция, однако, провалилась по причине ссоры между Бэрри и Лэнгфордом. По сведениям ямайского полковника У. Бистона, Бэрри, достигнув Тортуги 30 января 1663 года, нашел ее хорошо укрепленной, а французов – готовыми дать неприятелю отпор. Тем не менее, он приказал Мандену открыть огонь. Капитан «Чарлза» отказался подчиниться, ушел к Эспаньоле и, высадив людей Бэрри на берегу, скрылся. Капитан Лэнгфорд отправился пешим порядком в гавань Пти-Гоав и был избран местными флибустьерами «губернатором». В конце 1664 года он объявился в Лондоне, где тщетно просил короля Карла II официально назначить его губернатором Тортуги и западного побережья Эспаньолы. Что касается полковника Бэрри, то он вместе с остатками своей экспедиции бесславно вернулся на Ямайку 1 марта 1663 года. После этого ни англичане, ни испанцы не предпринимали серьезных попыток отбить Тортугу у французов.

   15 ноября 1664 года дю Россе был освобожден из Бастилии и в присутствии королевского нотариуса согласился продать свои владельческие права на Тортугу только что учрежденной Вест-Индской компании. В договоре отмечалось, что синьор дю Россе передает директорам компании свои права «на землю, собственность и управление островом Тортуга…, форты, жителей…, леса и иную недвижимость, принадлежащую ему на названном острове…, все вооружение, военные и съестные припасы, продукты, движимое имущество, животных…, негров, слуг… Эта продажа, передача прав, уступка осуществляется… за вознаграждение и сумму в пятнадцать тысяч ливров, на которую синьор дю Россе согласился».

   Отныне политику Французской Вест-Индской компании (далее – ВИК) на Тортуге и Сен-Доменге должен был проводить бывший буканьер и колониальный торговец капитан Бертран д’Ожерон, назначение которого на пост губернатора датировано 7 октября 1664 года. Покровителем Ожерона был всесильный министр финансов Франции Ж.Б. Кольбер. В феврале 1665 года Ожерон прибыл в Пор-Марго, где заложил табачную плантацию, а затем отправил в Кайон своего агента с королевским посланием, предписывавшим месье де ля Плясу сдать колонию новому хозяину; в качестве компенсации племянник дю Россе должен был получить одну тысячу ливров.
   6 июня Ожерон приступил к исполнению своих обязанностей на посту губернатора Тортуги. В Кайоне в это время постоянно проживало 250 жителей, большинство которых составляли торговцы и плантаторы. Они признали власть Ожерона, заявив, однако, что не будут считаться с монополией Вест-Индской компании на торговлю.


   Понимая, что для расширения ремесла и плантационного хозяйства нужны рабочие руки, новый губернатор поставил перед собой задачу увеличить численность населения Тортуги как за счет ввоза переселенцев из Франции, так и путем привлечения в колонию буканьеров и пиратов с других островов Вест-Индии. 20 июля 1665 года он писал директорам компании: «…От семисот до восьмисот французов рассеяны на берегах названного острова (Эспаньола, – В.Г.) в недоступных местах, окруженных горами или большими скалами и морем, откуда они могут легко переходить на малых судах с места на место. Они объединяются в группы по три, четыре, шесть или десять человек… Живут они как дикари, не признавая ничьей власти и без каких-либо начальников; этих разбойников около тысячи. Они грабят многие голландские и английские суда, причиняя нам массу хлопот… Поэтому было бы желательно, чтобы его величество издал указ, чтобы эти люди покинули Эспаньолу и в течение двух месяцев перебрались оттуда на Тортугу… Этим же указом следует запретить всем капитанам торговых и прочих кораблей торговать или продавать что-либо названным французам, именуемым буканьерами… Указ этот нужно передать в морские города Франции агентам или уполномоченным, которым разрешить конфисковывать все товары, предназначенные для буканьеров острова Эспаньола. Это заставит их уйти из мест, где они обитают, и переехать на Тортугу».

   Тогда же Ожерон попытался принудить флибустьеров Тортуги отчитываться о захваченной ими добыче. В ответ пираты подняли мятеж. Чтобы успокоить возмущенных, губернатору пришлось выдать им каперские свидетельства против испанцев, за что разбойники согласились отдавать ему 1/10 часть награбленного. Союз флибустьеров и колониальной администрации был выгоден обеим сторонам. Находясь под протекцией французского губернатора, пираты имели возможность открыто доставлять в Кайон и другие французские гавани добычу, сбывать ее, а также ремонтировать и снаряжать свои суда, покупать у купцов и плантаторов провизию, порох, оружие и боеприпасы. С другой стороны, губернатор и агенты Вест-Индской компании регулярно получали от пиратов не только часть добычи, но и ценную разведывательную информацию о колониях и коммуникациях противника. Корабли флибустьеров фактически защищали Тортугу и Сен-Доменг от вражеских вторжений с моря, а их отряды на суше нередко выполняли полицейские функции.

   В 60-х годах XVII века наиболее известными флибустьерами Тортуги были Пьер Большой, Гийом Шампань, Пьер Француз, Гасконец, Мишель Баск, Пьер Пикар, Моисей Воклэн, Антуан дю Пюи и Франсуа Олоне. В 1666 году губернатор Ожерон помог Олоне снарядить крупную экспедицию к берегам Венесуэлы, во время которой пираты захватили несколько богатых испанских кораблей и разграбили города Маракайбо и Гибралтар. По данным Ж. Мерриена, добыча оценивалась в 360 тысяч экю, а общий ущерб, нанесенный испанцам, превысил один миллион экю. Год спустя Олоне предпринял поход к берегам Центральной Америки, где его люди разграбили города Пуэрто-Кавальо (совр. Пуэрто-Кортес) и Сан-Педро в Гондурасе.

   В 1667 году колонисты Тортуги и Сен-Доменга оказались втянутыми в новую войну, развязанную Людовиком XIV против Испании. По данным М.А. Пенья Батлье, из Кайона к Пуэрто-Плате была послана корсарская экспедиция. Высадившись на северном берегу Эспаньолы, французы двинулись в глубь острова и, не встретив сопротивления, овладели городом Сантьяго-де-лос-Кабальерос. В это же время французский король санкционировал отправку в Вест-Индию военной эскадры под командованием капитана Ла Рабеньера де Трейбуа, которому предписывалось зайти на Тортугу и согласовать с губернатором Ожероном свои действия против испанского судоходства. Однако реализовать данный проект, видимо, не удалось. К осени 1667 года дела Вест-Индской компании оказались в плачевном состоянии: хотя за четыре года на ее счет поступило 500 тысяч ливров, военные расходы и потери превысили прибыль. Дефицит составил более 1,6 миллиона ливров.

   Война закончилась подписанием Аахенского мира 2 мая 1668 года. Договор не разрешил всех накопившихся франко-испанских, франко-голландских и франко-английских противоречий в Вест-Индии, и Людовик XIV начал готовиться к новой схватке со своими соперниками. 16 сентября того же года Кольбер подписал инструкцию генерал-губернатору Французских Антилл Ж.-Ш. де Баасу, в которой поручил ему разведать систему испанской навигации в Карибском море и наладить тесное взаимодействие с губернатором и флибустьерами Тортуги.

   В 1668 года Ожерон, оставив своим заместителем племянника Ж.Н. де Пуансэ, отправился во Францию, чтобы изложить директорам ВИК и правительству ряд новых колониальных проектов и завербовать новую партию переселенцев. Судя по документам, губернатор имел встречи с Кольбером и вице-адмиралом графом д’Эстре. Граф интересовался антииспанскими акциями флибустьеров и размерами захватываемой ими добычи. Король, узнав о теме их бесед, 13 июня 1669 года направил графу письмо. «Я не одобряю то, что вы защищаете французских корсаров, которые, вооруженные каперскими поручениями господина д’Ожерона, губернатора Тортуги, продолжают свои набеги, – говорилось в этом письме. – Но хорошо то, что вы советовались с господином д’Ожероном на сей счет… После того как вы убедились, что испанцы не выполняют тот пункт договоров, который предоставляет моим подданным полную свободу торговли во всех подвластных им странах… и не позволяют никому из моих подданных заходить в любые из их портов, я, в свою очередь, так же не буду считать себя обязанным соблюдать мир… и поэтому, если то, что вы рассматривали, полезно для моей службы и выгодно моим подданным, которые там обосновались, следует разрешить буканьерам и флибустьерам продолжать вести войну». Таким образом, король дал понять, что он заинтересован в использовании пиратов Тортуги в борьбе с испанской монополией.

   Ожерон вернулся на Тортугу в сентябре 1669 года на двух кораблях с 400 иммигрантами из Анжу. Среди них было около ста женщин – в основном нищенок и проституток, которые сразу же были проданы с торгов местным плантаторам и пиратам. Ситуация на острове в это время была весьма напряженной. Колонисты требовали отменить монополию ВИК и разрешить свободную торговлю со всеми заезжими купцами (среди которых преобладали голландцы). Вместо этого руководство ВИК повторило свое требование не допускать на Тортугу иностранных предпринимателей и взвинтило цены на товары на 2/3.

   В мае 1670 года население Сен-Доменга, подстрекаемое голландскими контрабандистами, восстало. Опасаясь нападения на Тортугу, губернатор в июне откомандировал к генерал-губернатору Французских Антилл де Баасу майора Рено с просьбой прислать военный фрегат. Рено встретился с де Баасом на острове Сент-Кристофер в конце сентября и был тут же отправлен на остров Гренада к капитану королевской эскадры Л. Габаре. Последнему поручалось незамедлительно следовать на Тортугу и помочь Ожерону подавить мятеж.

   Тем временем значительная часть пиратов и буканьеров покинула Тортугу и Сен-Доменг, присоединившись в конце 1670 года к крупномасштабному походу англичанина Генри Моргана на Панаму. Воспользовавшись этим, Ожерон предпринял решительные шаги по подавлению бунта и даже арестовал ряд зачинщиков. 1 февраля на помощь к нему прибыл фрегат «Аврора» под командованием Габаре. С помощью королевских моряков губернатор попытался усмирить колонистов Леогана, Пти-Гоава и ряда других поселений на западном побережье Эспаньолы, но из этой затеи ничего не вышло. 4 июня 1671 года Ожерон и Габаре написали совместное письмо правительству, в котором просили прислать дополнительные силы для блокады побережья, одновременно не советуя прибегать к открытым военным действиям против жителей Сен-Доменга (губернатор опасался, что массовые репрессии приведут к бегству колонистов на Ямайку и другие острова, что ослабит обороноспособность французских колоний).

   Относительное спокойствие воцарилось на Эспаньоле лишь в апреле. Слух о том, что из Франции должны прислать сильную эскадру, подтолкнул мятежников к мысли, что разумнее договориться с губернатором, чем лишиться всякой возможности вести торговлю с иностранцами. 10 октября Людовик XIV подписал ордонанс о полной амнистии жителей Тортуги и Сен-Доменга.

   В апреле 1672 года Людовик XIV объявил войну Голландии, торговая экспансия которой наносила значительный ущерб экономическим интересам Франции. Когда известие о начале военных действий докатились до Вест-Индии, генерал-губернатор Французских Антилл де Баас выдал каперские свидетельства капитанам частных кораблей и начал собирать силы для похода против голландской колонии на острове Кюрасао. Весной 1673 года он послал приказ Ожерону присоединиться к экспедиции. Губернатор Тортуги отплыл на собственном корабле «Экюель», взяв на борт отряд флибустьеров и буканьеров численностью от 300 до 500 человек. Плавание их оказалось неудачным; во время шторма корабль налетел на рифы недалеко от побережья Пуэрто-Рико, и французы вынуждены были сойти на берег. Здесь на них напали испанцы, принявшие их за очередную шайку пиратов. Ожерон и его люди попали в плен.
   
После долгих злоключений, которые могли бы стать сюжетом авантюрного романа, губернатор ухитрился бежать. Вернувшись на Тортугу, он тут же начал вербовать пиратов и охотников для похода против испанцев.
7 октября 1673 года Ожерон покинул Кайон и направился к северному побережью Эспаньолы, где к нему присоединилось несколько сот буканьеров и флибустьеров под командованием капитана Дюмулэна. Однако их попытка высадиться на Пуэрто-Рико закончилась полным фиаско.

   В связи с тем, что Вест-Индская компания обанкротилась и в декабре 1674 года была ликвидирована, Ожерон уехал во Францию, оставив управление Тортугой своему племяннику Пуансэ. К этому времени Кайон превратился в захолустный поселок. Большинство плантаторов и торговцев переселилось в быстро развивающиеся гавани Сен-Доменга: в Пор-де-Пэ, Кап-Франсэ, Сен-Луи-дю-Нор, Леоган, Пти-Гоав и Нипп. Флибустьеры тоже стали реже заходить на Тортугу, поскольку все необходимое снаряжение, продовольствие, а также рынки сбыта добычи могли без труда найти во французских поселениях в западной части Эспаньолы (в частности, в Пти-Гоаве, куда перенес свою резиденцию Пуансэ). Последняя крупная экспедиция была снаряжена ими на Тортуге и в Пти-Гоаве в 1676 году. Возглавил ее маркиз де Ментенон, командир фрегата «Чародейка». Отправившись к побережью Венесуэлы, французы атаковали жемчужный промысел у острова Маргарита, после чего напали на остров Тринидад, вынудив испанских колонистов заплатить им 100 тысяч талеров выкупа.

   Новые «звезды» морского разбоя – Граммон, Франсуа Требютор, Николас ван Хоорн, Лоран де Графф и другие – предпочитали базироваться не в Кайоне, а в Пти-Гоаве. Стремясь укрепить северо-западную часть Сен-Доменга, губернатор Ж.-Б. дю Касс (1691 – 1700) принял решение переселить оставшихся жителей Тортуги на Эспаньолу, в район Кап-Франсэ. В своем донесении в Париж он указывал: «Этот остров, который был первым завоеванием французов и убежищем флибустьеров в течение сорока лет, не приносит больше никаких доходов». В 1692 году все население Тортуги было перевезено на побережье Эспаньолы, после чего популярность Кайона как главного убежища флибустьеров безвозвратно канула в Лету.

   Ликвидация крупного пиратского убежища на Тортуге по времени совпала с образованием колониальных систем Франции, Англии и Голландии, поглотивших значительную часть флибустьерской вольницы. Часть морских разбойников пополнила ряды колонистов, обзаведясь хозяйством на берегу; часть занялась торговлей, совмещая ее в военное время с каперством; и лишь самые отчаянные авантюристы, не желавшие подчиняться официальным властям, подняли на мачтах черные флаги и продолжали пиратствовать на свой страх и риск.
****************
www.iai.donetsk.ua
Последние сообщения на форуме
 
Тема
Автор
Дата
Просмотров
Ответов
Метео-лист. Как погодка? 27.04.17, 20:43
182435
1474
К:КС-Пиратская Сага 27.04.17, 20:43
3281162
9351
Таверна «Flood-Harbour» 27.04.17, 20:30
1128842
14039
Вопросы по созданию модификаций 27.04.17, 19:20
181523
1150
К:КС-Скриншоты из игры 27.04.17, 18:23
259303
1009
Обсуждение ПКМ Новые Горизонты 27.04.17, 17:23
8902
33
Вопросы по игре "Корсары: Каждому свое!" 27.04.17, 16:21
6423334
18426
Пираты Карибского Моря: Новые Горизонты 27.04.17, 15:52
446792
1635
Прохождение ад-дона Пираты Карибского Моря:Новые Горизонты 27.04.17, 15:50
35602
41
The Long Dark 27.04.17, 15:07
1919
27
Реклама
 
Наши Проекты
Форум
Пустошь Мутантов
История Пирата
Новые Горизонты [RUS]
В Контакте



 
Новости
-> Sea Dogs в Steam Gre...
-> Мертвецы не рассказы...
-> Корсары: Возвращение...
-> Новые скриншоты и ви...
-> Патч 1.5.1
-> 17 лет Корсарам!
-> Новогоднее поздравле...
-> Гавань Корсаров - оф...
-> Прохождение DLC "Под...
-> Обновление архива модов
 
Последние статьи
-> Роль флибустьеров в ...
-> Интервью с Сергеем М...
-> Ульдж Али, шелудивый...
-> «Кругосветка» без до...
-> Обстоятельства Яна С...
 
Файловый архив

Новые загрузки

-> Модификация "Ne...
-> Ресурсы городов
-> Мод-пак "Корсар...
-> Мод-пак "Корсар...
-> Корсары: Город ...

ТОП 5 загрузок

-> Мод-пак "Корсар... [149963]
-> Патч к игре Кор... [120077]
-> Корсары: Город ... [98186]
-> Патч к игре Кор... [90609]
-> Адд-он Возвраще... [71946]
 
Коллекция аватар
-> Пираты
-> Джек Воробей и К
-> Парусники
-> Морские пейзажи
 
Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
<< < > >>